Научный прорыв в лечении рака

Содержание

Рак вот-вот окончательно победят? ТОП самых современных разработок в лечении онкологии

Научный прорыв в лечении рака

Данные о ежегодном росте числа онкобольных шокируют. Согласно статистике, через 15 лет каждый житель планеты будет болен раком. Об этом в интервью Пятому каналу рассказал Юрий Покровский, кандидат медицинских наук.

«Существуют определенные статистические выкладки, что к 2030 году онкопроцесс любой локализации будет поражать 100% населения. У пациентов, имеющих в анамнезе всевозможные гонорейные простатиты чаще развивается рак предстательной железы.

Женщины с дисгормональными нарушениями чаще имеют проблемы, связанные с патологией грудных желез и гинекологической сферы, которые переходят в онкопроцесс.

Люди, которые сидят целый день за компьютером, с наушником в ухе, чаще других получают заболевания нервной системы», — подытожил онколог. 

Самый распространенный вид борьбы с раком — хирургическое вмешательство. Удаление пораженного органа может излечить пациента, если только опухоль не пустила метастазы, тогда грядет череда курсов химиотерапии и постоянное беспокойство — поможет ли…

Вирус излечит от рака мозга?

Открытие, способное уничтожить одну из самых опасных форм онкологии — рак головного мозга, сделали ученые из лондонского Университета Лидса и Института изучения рака. Именно рак мозга убил певицу Жанну Фриске и баритона Дмитрия Хворостовского.

Ученые выяснили, что с опухолью могут бороться некоторые типы вирусов. Об этом сообщил журналScience Translational Medicine.

В ходе исследования реовирусов, оказалось, что они способны преодолевать гемато-энцефалический барьер, защищающий мозг позвоночных от микроорганизмов. 

 tassphoto.com

Девять онкопациентов получали капельницы с реовирусом, после курса им удалили опухоли хирургическим путем. Ученые исследовали удаленные клетки рака и установили, что вирус смог размножиться и атаковать пораженные клетки, тем самым активировав иммунную систему на борьбу с опухолью. Принцип действия нового метода раскрыл соавтор исследования профессор Алан Мельчер:

«В нашем исследовании мы смогли показать, что реовирус может инфицировать раковые клетки в мозге. И, что важно, опухоли головного мозга, инфицированные реовирусом, становятся более заметными для иммунной системы», — рассказал ученый.

 icr.ac.uk

Вирус быстро распознал рак, и иммунитет начал свою борьбу с ним. Исследователи полагают, что вирусные капельницы станут хорошим подспорьем в сочетании с другими методами лечения. Идею высоко оценил Евгений Черемушкин, старший научный сотрудник Института клинической онкологии ОНЦ РАМН.

«Вирусная терапия встраивается в геном и уничтожает опухолевые клетки. Это направление интересное, потому что в головной мозг мало что проникает, а вирус  попадает. И определенные виды вируса могут пробивать гемато-эцифаллический барьер и активно там работать, если это вид вируса, который не поражает нервную систему, а действует исключительно на опухолевые клетки», — рассказал ученый. 

 m24.ru

Онколитический вирус Мараба избавит от рака груди

Специалисты из больницы Оттавы добились успехов в применении другого вируса — Марабы. Опыты на мышах показали хорошие результаты. Ученые боролись с трижды негативным раком груди, который считается наиболее агрессивным и почти не поддается обычным методам лечения.

После удаления опухоли у подопытных, врачи вместе с комплексной терапией начинали бороться с метастазами как раз при помощи этого вируса. Онколитический вирус, вкупе с другим средством, позволяющим «пробудить» организм и заставить его вырабатывать антитела, позволил достичь 60-90% вылеченных мышей.

 Доктор Мари-Клод Буржуа-Дайнхо, ведущий автор исследования, рассказала, что была удивлена таким показателям.

«Мы были удивлены, когда поняли, что смогли вылечить рак у большинства наших мышей. У нас получилось даже с формами рака, устойчивыми к иммунотерапии. Мы полагаем, что этот механизм лечения также будет хорошо работать и на людях. Необходимы дальнейшие исследования перед тем, как проверить эту терапию на человечестве», — заключила исследователь. 

 ohri.ca

Лечат матку сперматозоидами

Безоперационный способ лечения онкологии женского полового органа изобрели ученые дрезденского Института физики твердых тел и материалов имени Лейбница. Они использовали для точечной доставки лекарства к пораженной опухолью тканям матки обработанные специальным препаратом сперматозоиды с прикрепленным к ним микромотором.

С его помощью медики и направляли «транспорт» в нужное место. Достигнув опухоли, сперматозоид прикреплялся к ней, а лекарство начинало уничтожать новообразования. В результате удалось достич удаления 87% зараженных клеток. О научном прорыве сообщало издание ACS Nano.

Метод позволяет избежать тяжелых побочных эффектов после химиотерапии. 

:  / New Scientist

Отечественная разработка

Победа над болезнью не всегда позволяет вернуться к прежней жизни. В петербургском онкоцентре постоянно ведется работа по реабилитации пациентов, победивших недуг.

Специалисты этого медучреждения изобрели инновационный метод ого протезирования, который уже называют главным достижением 2017 года.

Врачи вернули голос 80 пациентам, пережившим рак гортани, при котором полностью удаляется трахея и человек теряет способность говорить.

: oncology.spb.ru

Внешне прибор похож на катушку с нитками. Один конец помещают в трахею, второй — в пищевод. Протез обеспечивает доступ в полость рта, что помогает формировать индивидуальную артикуляцию, а не «металлический голос», как при помощи электрогортани.

Работа на предупреждение

Онколог Евгений Черемушкин советует не ждать колоссального прорыва в медицине и появления «волшебной таблетки», которая избавит человечество от рака. Она уже есть — это здоровый образ жизни и ранняя диагностика:

«Основной интерес сегодня в онкологии прикован, если брать новые методы, к воздействию на генетическую информацию. проблема онкологии — неконтролируемое клеточное деление. Есть механизм, который блокирует стимуляцию этого деления. Старые методы основаны на прямом уничтожении клеток: химиотерапия, лучевая терапия и хирургия.

А теперь уже проводится регуляция на генетическом уровне, когда мы определенные сигнальные пути стараемся блокировать или контролировать. Это направление, которое дает интересные результаты. Но это будущее.

Нашему обществу актуально заниматься ранней диагностикой, потому что практика показывает, что все успехи онкологии завязаны на ней и малых операционных вмешательствах, которые уничтожают зоны роста опухолевых патологий. Метод не является новым, но будет актуален еще очень долго. Проблема у нас чисто организационная.

 Часто обсуждается, что поликлиники есть, диагностическая программа тоже, а люди туда не хотят ходить. Это уже уровень развития общества», — заключил медик.

 flicr.com

Действительно, ученые доказали, что не только банальное курение может вызвать рак, но и, например, увеличение груди, а именно, воздействие силиконового импланта на организм. Злую шутку могут сыграть и лекарства.

Так Минздрав предписал указывать на некоторых препаратах для лечения аденомы простаты и облысения, что они могут привести к раку груди у мужчин, так как содержат опасное вещество финастерид. Таких примеров много.

Спровоцировать меланому — рак кожи — может агрессивное солнце. Опасность повсюду и надо быть на чеку.

Ания Батаева

Источник: https://www.5-tv.ru/news/177436/

Исследование рака в 2018 году: прорывы к успешной терапии

Научный прорыв в лечении рака

Я уверен, что к 2025 году учёные онкологи разработают лечебные терапии для большинства, если не всех видов рака. Конечно, я несколько рискую, делая подобные заявления. Но в сфере исследования рака мы движемся к лучшим, более безопасным терапиям невероятно быстро, и я взволнованно предвкушаю будущие результаты.

Я убеждён, что нужно высоко ставить планку, исполнять и реализовывать, и не должно быть оправданий, если мы не выдержим продвижения в таком темпе.
2017 стал знаковым в ускорении лечения рака, новыe лекарства получили одобрение FDA.

В том числе были одобрены два вида терапий CAR T клетками – тип иммунотерапии рака, который использует собственные иммунные клетки пациента, запрограммированные на атаку и уничтожение раковых клеток. Все мы в Центре Исследований Рака Фреда Хатчинсона воодушевлены такими известиями. Это успешная проверка, того, над чем мы и наши коллеги по всему миру работали в течение десятилетий.

Что ещё важнее, это означает терапию, потенциально способную спасти жизнь некоторым раковым пациентам с исторически ограниченными вариантами лечения.

Между прочим, ключевая фраза в этом предложении – некоторые пациенты.

Клеточные иммунотерапии Kymriah и Yescarta были одобрены для лечения типа прогрессивного педиатрического лейкоза и агрессивной неходжкинской лимфомы соответственно. И мы знаем, что, хотя эти две терапии и являются большим шагом вперёд по сравнению с ранее доступными методами лечения, однако не все пациенты реагируют на них. И из тех, кто реагирует, некоторые испытывают серьёзные побочные эффекты.

А ведь остаётся ещё гораздо больше пациентов и видов рака, которые нужно лечить, и лечить безопасно. Иммунотерапия обещает заняться этими прочими видами рака, но одного этого подхода недостаточно для полного успеха. Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов. Исследователи нашего центра тестируют раковые терапии завтрашнего дня в лаборатории и в ходе клинических исследований. В прошлом году мы увидели замечательные научные достижения наших лабораторий, которые намекают на то, что нас ждёт в будущем. Начиная с 2018 года, мы с коллегами внимательно следим за несколькими перспективными направлениями исследований и лечения рака – и, конечно же, делаем всё возможное, чтобы способствовать скорейшему их развитию. Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год.

Иммунотерапия нового поколения

Недавнее известие о приобретении компанией Celgene компании Juno Therapeutics является хорошим примером того, как развивается отрасль иммунотерапии. Наука, стоящая за иммунотерапией Juno, восходит к десятилетиям доклинических исследований в Центре Фреда Хатчинсона, где наши учёные обнаружили, что отдельные типы иммунных клеток обладают мощной и устойчивой противоопухолевой активностью.

С целью сделать иммунотерапию рака более безопасной мы очень тщательно изучаем некоторые серьёзные побочные эффекты и инфекции, возможные после лечения CAR T клетками. Понимание и борьба со специфической токсичностью, связанной с CAR T терапией будет ключом к тому, чтобы успешно реализовать этот метод для большего числа пациентов.

По мере того, как мы продолжаем совершенствовать наши текущие подходы к иммунотерапии, мы также проверяем нашу клеточную иммунотерапию в новых клинических испытаниях и на иных типах рака, чтобы применить эту мощную технологию к большему числу нуждающихся пациентов. Наше внимание было сосредоточено на различных формах рака крови, хотя недавно мы запустили исследование, которое включает пациентов с раком лёгких и тройным отрицательным раком молочной железы, а также другое исследование для пациентов с меланомой. В 2018 году мы расширим поле нашего внимания, включив в него ещё многие виды опухолей, в том числе яичников, лёгких, головы и шеи, рака желудка, множественной миеломы и многие иные типы рака крови. На данный момент у нас идут 12 клинических испытаний клеточной иммунотерапии, и ещё 21 испытание должно скоро начаться. Мы работаем с 11 промышленными партнёрами в области иммунотерапии, от глобальных производителей, таких как Eli Lilly and Company, до биотехнологических компаний, таких как Minerva Biotechnologies, и, конечно же, наших партнёров, иммунотерапевтических стартапов, Juno Therapeutics и Adaptive Biotechnologies. По мере расширения наших испытаний и в целях удовлетворения потребностей пациентов, наш специализированный центр выращивания клеток производит в среднем от 200 до 600 миллионов клеток в день.

По мере развития иммунотерапии, расширение её ранних успехов с лейкемий на опухоли будет самым сложным, и при этом самым важным делом. Исследователи центра Фреда Хатчинсона продвигаются вперёд, применяя иммунотерапию к опухолям, таким как рак молочной железы и лёгких.

Одни из самых волнующих событий – несколько недавних достижений касающихся редкой опухоли, известной как клеточная карцинома Меркеля, исследования, которые привели к первому одобрению FDA иммунотерапии для этого рака, а также показали многообещающие намёки на мощь комбинированной иммунотерапии.

Исследования этой редкой опухоли закладывают основу будущих достижений в лечении иных, более распространённых раков, которыми мы также займёмся в новых клинических испытаниях.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов.

Могут ли облачные вычисления вылечить рак?

Облачные вычисления намного расширили пути и средства изучения рака.

От научного сотрудничества в реальном времени между странами и континентами до управления данными любого масштаба, облачные технологии поддержат ключевые усилия, такие как точная онкология, расширенная визуализация данных и другие передовые исследования, которые приблизят нас к излечению рака.

Поскольку мы продолжаем находить новые связи между генами и типами опухолей, точные онкологические подходы к лечению рака станут более важными и потребуют как минимум терабайт или больше данных на одного пациента – достаточно, чтобы заполнить память восьми новейших смартфонов.

В прошлом году исследование в центе Фреда Хатчинсона привело к запуску нового клинического испытания высокоточного лекарственного подхода против рака предстательной железы и выявило определённые генетические изменения, которые могут вдохнуть новую жизнь в старый лейкозный препарат.

В декабре вместе с нашими партнёрами из UW Medicine мы основали Институт Точной Медицины Brotman Baty, и очень рады, что приняли в нём участие. Как я уже отмечал во время открытия, этот институт является ещё одним примером новой роли Сиэтла как центра по лечению рака.

Как Национальный Институт Рака, так и Национальные Институты Здоровья недавно инициировали проекты по сбору данных, объединяющие экспертов по работе с данными, облачных технологов и экспертов в области биоинформатики, чтобы стимулировать совместные усилия по использованию облачных и информационных инструментов в крупномасштабных проектах. Мы ожидаем, что эти усилия продолжат набирать силу в 2018 году, и мы в центре Фреда Хатчинсона работаем с лучшими облачными провайдерами в нескольких проектах с интенсивным использованием данных, которые используют машинное обучение и облачные вычисления для ускорения исследований и улучшения результатов на пациентах. Например, мы используем методы глубокого обучения для анализа магнитно-резонансных изображений, которые идентифицируют маркеры рака молочной железы. Мы также используем искусственный интеллект для улучшения результатов у пациентов, которые получают химиотерапию, и создаём платформу следующего поколения для участия пациентов, переживших трансплантацию стволовых клеток крови. Следите за достижениями в этих и иных областях, как мы используем облачные технологии в лечении рака. Недавним захватывающим событием стало объявление о партнёрстве между Adaptive Biotechnologies и Microsoft, которое сосредоточится на использовании искусственного интеллекта для анализа последовательностей рецепторов Т-клеток у пациентов со спектром заболеваний, включая рак, задействующих иммунную систему. Т-клетки являются глазами нашей иммунной системы. Но нам нужен искусственный интеллект для обеспечения виртуальной реальности, позволяющей нам через секвенирование рецепторов Т-клеток видеть то, что они видят, и разрабатывать диагностику и персонализированную терапию основываясь на этом видении. Поэтому ответ на вопрос «может ли облако помочь вылечить рак» – «да», – и здесь в Сиэтле мы можем использовать связь между биологическими науками и облачными технологиями лучше чем где-либо ещё.

Инфекционные заболевания – связи тянутся к раку и далее

Каждый пятый рак во всем мире может быть связан с инфекционными заболеваниями.

Мы в центре Фреда Хатчинсона давно поняли сложные связи между инфекцией и раком; в прошлом году мы запустили интегрированный исследовательский центр, посвящённый изучению этих связей с целью предотвращения многих видов рака, являющихся тяжёлым бременем для человечества. Мы также рассматриваем новые партнёрства в государственном и частном секторах для дальнейших изысканий в сфере пересечения инфекционных заболеваний и рака.

Что касается профилактики ВИЧ, последние два года были знаменательными для основанной на базе центра Фреда Хатчинсона Сети Испытаний ВИЧ Вакцин – HIV Vaccine Trials Network, которая начала четыре беспрецедентных по эффективности испытания профилактики ВИЧ в 2016 и 2017 годах. Исследования по тестированию новых вакцин и других способов профилактики ВИЧ-инфекции соберут вместе 12 200 добровольцев по всему миру. Мы все с нетерпением ожидаем окончательных результатов исследования в 2020 и 2021 годах.

Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год. Я жду общения с вами в следующем году и приглашаю вас поделиться своими мыслями. С уважением,

Гари Джиллиланд, MD, PhD, президент и директор Fred Hutchinson Cancer Research Center

Перевод выполнил Ник Сестрин, группа SENS Volunteers

Источник: https://habr.com/post/412007/

Прорыв в области лечения рака: 20 обнадеживающих фактов

Научный прорыв в лечении рака

Уровень смертности от онкопатологий упал на 23 % с момента его пика в 1991 году. В настоящее время биофармацевтические компании Америки работают над более чем 800 противораковыми лекарствами.

Журнал Reader's Digest сотрудничает со Stand Up to Cancer, организацией, финансирующей новаторские исследовательские проекты, которые помогут быстрее вводить новые методы лечения.

Проводите генетический скрининг

«Одна из моих пациенток с раком яичников сказала мне, что ее мама и бабушка умерли от той же болезни, — вспоминает Элизабет Свишер, доктор медицины, онколог из Университета Вашингтона. — К тому времени, как она пришла ко мне, было уже слишком поздно.

Я проверила ее, чтобы определить мутацию, вызвавшую онкопатологию. После этого я предложила ее дочери пройти генетический тест и удалить ее яичники в качестве превентивной меры.

Вероятно, она станет первым человеком, который не умрет от рака в четырех поколениях женщин своей семьи».

Индивидуальные программы по излечению рака действенны

Дешифруя тысячи генов, ученые могут узнать, какие мутации они переносят, а затем исходя из типа мутаций, подобрать нужные лекарства. Сегодня целевая терапия используется для многих видов болезни, включая рак легких, молочной железы, ободочной кишки и меланому.

Исследование типа раковых клеток

«У нас была 11-летняя пациентка с редкой формой лейкемии, которая четырежды проходила химиотерапию, но ее рак продолжал возвращаться, — говорит Арул Чиннайян, доктор медицинских наук, патолог из Мичиганского университета — Наконец мы исследовали ее опухолевые клетки и обнаружили генетическую мутацию, которая была чувствительной к определенному соединению. Мы дали ей этот препарат, и болезнь находилась в стадии ремиссии 18 месяцев».

Анализ крови заменит биопсию, проводимую при помощи иглы

Ученые разработали анализ крови, который может идентифицировать биомаркеры раковых заболеваний в 1-й стадии в кровотоке. Раковые центры уже исследуют использование тестов, но ученые надеются на то, что в один прекрасный день обычный анализ крови будет способствовать выявлению онкопатологий.

Возможно оказать помощь иммунной системе в борьбе с опухолью

Раковые клетки используют тип «тормоза», чтобы отключить ответную реакцию вашей иммунной системы. Иммуномодуляторы ослабляют этот тормоз, позволяя Т-клеткам иммунной системы атаковать раковые клетки.

Результаты тестов были ошеломляющими. 5000 пациентам с меланомой стадии IV были предложены три препарата иммунотерапии. Три года спустя 20 % из них были еще живы. «Многие пациенты прожили более десяти лет без признаков заболевания», — говорит Так Вак Мак, доктор философии, иммунолог и молекулярный биолог в Центре рака принцессы Маргарет в Торонто, Онтарио.

Комбинация лекарств может быть лучшим средством лечения

«Если мы примем только одно лекарство, рак может мутировать или стать устойчивым, — говорит доктор Чиннайян. — Но мы находим, что использование коктейля из лекарств может быть более эффективным».

Вирусы — это наше самое секретное оружие

«Когда вирус внедряется в опухоль, он заставляет раковые клетки думать, что они инфицированы, поэтому они начинают самоуничтожаться или вырабатывают новые антигены, которые также могут их побороть», — говорит Питер Джонс, доктор философии, главный научный сотрудник исследовательского института Ван Андель в Гранд-Рапидс, штат Мичиган. Недавно FDA одобрило генетически модифицированную форму вируса герпеса для терапии меланомы. А в Университете Дьюка в Дареме, штат Северная Каролина, ученые лечат рак мозга путем инъекции опухолей генетически модифицированным вирусом полиомиелита.

Мазок Папаниколау, который может обнаружить рак яичников

«Был разработан тест, который может обнаружить генетические маркеры рака яичников и эндометрия в цервикальной жидкости, собранной во время обычного теста на рак», — говорит доктор Нельсон. Исследование находится на ранних стадиях, но оно очень важно, потому что такое заболевание убивает 14 000 женщин в год, так как диагностируется слишком поздно.

Создание чипа, который может обнаружить беглые опухолевые клетки

Злокачественные раковые опухоли посылают свободные клетки в кровоток. Они провоцируют появление новых опухолей в других частях тела.

Но из-за того, что на каждые один миллиард клеток крови приходится одна такая клетка, ученые до сих пор не смогли их обнаружить.

Их нахождение важно, потому что причина, по которой люди умирают от рака, состоит в том, что клетки распространяются в другие места.

Посетите онколога, а также хирурга

В течение последнего десятилетия хирургический метод лечения онкологии вышел на первый план, тогда как такие умеренные методы лечения, как люмпэктомия, отошли на задний.

Онколог может поговорить с вами о преимуществах и недостатках хирургии и может предложить альтернативное лечение.

Следите за своим питанием

Многие исследователи считают, что употребление слишком большого количества сахара и углеводов с быстрым высвобождением особенно опасно. Сахар повышает уровень инсулина, и инсулин активирует P13K, фермент, являющийся провокатором развития многих раковых заболеваний.

Для многих из нас это личное

«Я решила стать онкологом, когда мне было 16 лет, после того как я потеряла обоих родителей из-за рака, — говорит Патрисия ЛоРуссо, директор по инновационной медицине в Йейльском онкологическом центре в штате Коннектикут. — Я хотела понять досконально то, что разрушило мое детство».

Клинические испытания — лучший способ получить доступ к последним методам лечения

Если вы не в группе плацебо, вы получаете стандартное лечение плюс все, что на данный момент тестируется. И когда врачи обнаруживают, что терапия особенно эффективна, то часто переходят к исследованию, которое позволяет каждому пациенту получать изучаемый препарат.

Натуропатические средства не излечивают

Факты свидетельствуют, что натуропатические средства не излечивают рак. Врачи предостерегают от покупки подобных препаратов, так как они могут лишь усугубить и без того слишком сложную ситуацию.

Ищите раковый центр

«Важно иметь доступ к новейшим технологиям, формам лечения, испытаниям и лекарствам, а раковые центры — это то, где вы можете найти эти вещи, — говорит доктор Кэнтли. — Ищите институт, который имеет большой опыт работы с конкретным типом рака или, что еще лучше, тот, который проводит исследование по этому вопросу.

Рак больше не является смертельным приговором

«У моего отца была лимфома, когда ему было 76 лет», — говорит Дэниел фон Хофф, доктор медицины, главный врач и директор по трансляционным исследованиям в Исследовательском институте трансляционных геномик в Фениксе, штат Аризона.

Отец сказал: «Я знаю, что большинство людей с таким диагнозом умирает». Дэниел фон Хофф ответил, что это не так, но отец не хотел его слушать. Онколог воскликнул: «Папа, я исследователь рака. Если ты умрешь, я буду выглядеть плохо». Отец прошел курс лечения, и это приостановило болезнь.

Ему сейчас 94 года и он чувствует себя хорошо.

На борьбу с раком тратится мало денег

«Федеральные инвестиции в исследования рака (с поправкой на инфляцию) застоялись на десятилетия. В то же время стоимость проведения исследований повысилась», — говорит доктор Хабер. Так много хороших проектов не финансируется.

Рак имеет много разновидностей

«На самом деле существует более 100 уникальных заболеваний, каждое из которых имеет десятки генетических подмножеств», — говорит д-р Чиннайян. — Даже раковые образования, возникающие в одной и той же части тела, могут иметь разные генетические предпосылки».

Знание истории рака вашей семьи важно, особенно если у вас имеется более одного родственника с раком

«Генетические тесты могут показать вам каждый известный наследственный ген рака, — говорит доктор Свишер. — Выяснить, имеется ли у вас мутация, — это не смертный приговор, а призыв к действию».

Слишком мало внимания уделяется профилактике

Подавляющее большинство доступных исследовательских фондов расходуется на разработку методов лечения, причем лишь часть сосредоточена на профилактике. Однако по меньшей мере 21 % смертей от рака в США может быть связан с такими предотвратимыми причинами, как курение и ожирение. Об этом свидетельствует исследование CDC. Другие исследования показывают, что эта цифра приближается к 50 %.

Борьба с раком — всеобщее дело

Программа Stand Up To Cancer обращается к общественности за пожертвованиями на передовые исследования рака. Stand Up To Cancer сотрудничает с научным партнером — престижной американской ассоциацией исследований рака, чтобы представить новейшую научную информацию.

Созданная Брэдли Куудедом, программа включает знаменитые телефонные и мультимедийные банки. Сто процентов пожертвований, полученных от широкой общественности, направляются на поддержание центров онкологии.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Источник: https://FB.ru/post/oncology/2017/11/15/17980

Научный прорыв в лечении рака

Научный прорыв в лечении рака

«Одна из моих пациенток с раком яичников сказала мне, что ее мама и бабушка умерли от той же болезни, — вспоминает Элизабет Свишер, доктор медицины, онколог из Университета Вашингтона. — К тому времени, как она пришла ко мне, было уже слишком поздно.

Я проверила ее, чтобы определить мутацию, вызвавшую онкопатологию. После этого я предложила ее дочери пройти генетический тест и удалить ее яичники в качестве превентивной меры. Вероятно, она станет первым человеком, который не умрет от рака в четырех поколениях женщин своей семьи».

Ученые разработали анализ крови, который может идентифицировать биомаркеры раковых заболеваний в 1-й стадии в кровотоке. Раковые центры уже исследуют использование тестов, но ученые надеются на то, что в один прекрасный день обычный анализ крови будет способствовать выявлению онкопатологий.

Раковые клетки используют тип «тормоза», чтобы отключить ответную реакцию вашей иммунной системы. Иммуномодуляторы ослабляют этот тормоз, позволяя Т-клеткам иммунной системы атаковать раковые клетки.

Результаты тестов были ошеломляющими. 5000 пациентам с меланомой стадии IV были предложены три препарата иммунотерапии. Три года спустя 20 % из них были еще живы. «Многие пациенты прожили более десяти лет без признаков заболевания», — говорит Так Вак Мак, доктор философии, иммунолог и молекулярный биолог в Центре рака принцессы Маргарет в Торонто, Онтарио.

«Федеральные инвестиции в исследования рака (с поправкой на инфляцию) застоялись на десятилетия. В то же время стоимость проведения исследований повысилась», — говорит доктор Хабер. Так много хороших проектов не финансируется.

Подавляющее большинство доступных исследовательских фондов расходуется на разработку методов лечения, причем лишь часть сосредоточена на профилактике. Однако по меньшей мере 21 % смертей от рака в США может быть связан с такими предотвратимыми причинами, как курение и ожирение.

Программа Stand Up To Cancer обращается к общественности за пожертвованиями на передовые исследования рака. Stand Up To Cancer сотрудничает с научным партнером — престижной американской ассоциацией исследований рака, чтобы представить новейшую научную информацию.

Созданная Брэдли Куудедом, программа включает знаменитые телефонные и мультимедийные банки. Сто процентов пожертвований, полученных от широкой общественности, направляются на поддержание центров онкологии.

1. Персональная геномика предскажет риск рака

В каждой клетке нашего тела заключена бесценная биологическая информация — совокупность наследственного материала, который определяет построение и функционирование организма. Персональная геномика секвенирует и анализирует геном, чтобы определить вероятность развития заболеваний и разработать индивидуальную схему их лечения.

— Одинаковый подход в лечении всех случаев рака молочной железы или рака легких не эффективен по своей сути, поскольку опухоли имеют значительные генетические различия, — рассказывает Майкл Ройзен, ведущий терапевт в Институте валеологии при Кливлендской клинике.

2. Иммунотерапия рака набирает обороты

На поверхности опухолевых клеток размещены специфические антигены — чужеродные для организма вещества, в силу разных причин не вызывающие иммунного ответа. Онкологи обучают иммунные клетки определять эти антигены, превращая иммунитет в эффективное оружие против многих видов рака.

— Изучив генетический профиль опухолей, мы сможем понять, как они обходят нашу иммунную систему, — объясняет доктор Ройзен. — Но прорыв в иммунотерапии рака уже произошел. В 2011 году был разработан ипилимумаб — ингибитор контрольных точек иммунного ответа.

В 2015 году экс-президент США Джимми Картер избавился от неоперабельной меланомы с помощью аналогичного лекарства — пембролизумаба. Политик заявил, что все признаки рака у него исчезли.

Прорывом в лечении рака в 2016 году стало создание эффективных антигенных вакцин, которые избавляли лабораторных мышей от рака толстой кишки и злокачественной меланомы в 88% и 90% случаев соответственно.

К слову, в ноябре 2016 года в Китае генетическое редактирование CRISPR впервые испытали на человеке. Ученые отредактировали иммунные клетки пациента с метастазирующим раком легкого, отключив в них ген, который тормозит иммунный ответ.

4. Интраоперационная лучевая терапия против рака молочной железы

Важнейшая проблема лучевой терапии — подвести по возможности высокую дозу облучения к раковой опухоли так, чтобы избежать лучевого повреждения нормальных тканей. Интраоперационная лучевая терапия заключается в хирургическом иссечении пораженных опухолью тканей и однократном дистанционном облучении ортовольтовыми пучками или электронными лучами.

Исследования показали, что метод интраоперационной лучевой терапии, который можно применять во время операции на молочных железах, имеет такую же эффективность при лечении рака молочной железы, как и полный курс лучевой терапии.

Стандартный курс лучевой терапии считается более токсичным видом лечения рака. По словам Ройзена, “человек себя плохо чувствует и физически, и психологически”, а при интраоперационной лучевой терапии побочные эффекты наблюдаются значительно реже.

5. Компьютерная томография для ранней диагностики рака легких

Люди, которые недавно бросили курить, часто интересуются, насколько у них велики шансы столкнуться с раком легких в будущем. Дело в том, что рентгеновские лучи не всегда видят маленькие узелки, которые могут перерасти в рак.

КТ позволяет вовремя распознать патологические изменения и назначить наиболее эффективную терапию. Как показывает практика, раннее обнаружение опухоли повышает шансы на излечение на 80%.

6. Адресная доставка химиотерапевтических препаратов

Большинство лекарств, которые сегодня используют для химиотерапии, являются низкомолекулярными органическими соединениями. Они часто не преодолевают биологические барьеры на пути к опухоли и распределяются по всему организму.

Для решения этой проблемы ученые приспособили наночастицы (полимерные частицы, липиды, молекулы металлов, кремния) которые переносят лекарства прямиком внутрь раковой опухоли. К слову, именно с помощью наночастиц ученые Мичиганского университета смогли доставить противораковую вакцину и добиться излечения мышей, о которых мы рассказали во втором пункте.

7. Дрессировка раковых клеток

У каждого из нас в организме достаточно онкогенов, но лишь у некоторых они приводят к развитию раковых клеток и опухолей. Пока главные усилия ученых направлены на уничтожение этих клеток, но некоторые исследователи занимаются проблемой их перепрограммирования.

В 2015 году «программу по отключению рака» представили сотрудники Клиники Майо. Исследователи попытались восстановить в раковых клетках здоровый уровень микроРНК, которые регулируют экспрессию онкогенов.

Профессор-онколог: Нацпроект по здравоохранению — шанс на прорыв в лечении рака

Научный прорыв в лечении рака

Если Россия сохранит уникальную систему онкодиспансеров и поднимет методы диагностики и лечения рака на высокий уровень, то сможет существенно снизить смертность от онкозаболеваний.

Такое мнение в интервью Федеральному агентству новостей высказал заместитель гендиректора по научной работе Национального медицинского исследовательского радиологического центра, доктор медицинских наук, профессор, ученый секретарь Российского общества онкоурологов, член научного совета Международного агентства по изучению рака Борис Алексеев.

Беспрецедентные средства, которые планируется вложить в онкологию в рамках нацпроекта по здравоохранению, помогут внедрить в постоянную практику прорывные российские проекты и инновационные методы лечения, убежден профессор. 

Деньги есть

Напомним, на реализацию нового национального проекта в области здравоохранения, утвержденного президентским указом от 7 мая 2018 года, планируется потратить 1,33 трлн рублей. Упор правительство собирается сделать на борьбу с онкологическими заболеваниями — на это планируется выделить 117,4 млрд рублей в 2019 году, а в 2021 году — уже 193,4 млрд. 

То, что поможет нам осуществить прорыв, можно разделить на две части, прокомментировал нацпроект профессор Алексеев. Первая часть — технологии, направленные на профилактику онкозаболеваний: пропаганда отказа от курения, борьба с гиподинамией и т.д.

Сюда же можно отнести широкомасштабные программы скрининга и ранней диагностики — выявление опухолей, которые себя никак еще не проявили.

А вторая часть — методы, непосредственно связанные с лечением: персонифицированный подход, определение уникального генетического типа опухоли… 

«Этим мы улучшаем эффективность лечения, — объяснил профессор. — Мы лечим пациента теми препаратами и технологиями, которые воздействуют именно на нужный тип опухоли. Кроме того, так мы снижаем затраты — потому что мы не пробуем сначала один препарат: подействует он или нет, затем второй и т.д., — а уже четко знаем, какой нужен». 

Еще одна важная прорывная технология, по словам Алексеева, — использование возможностей ядерной медицины. 

«Эта отрасль бурно развивается сегодня. С помощью позитронно-эмиссионной томографии мы намного улучшили диагностику. Кроме того, улучшаем лечение — радиофармпрепараты и изотопы обладают уникальной способностью накапливаться именно в раковой опухоли, не повреждая здоровые клетки», — заявил собеседник ФАН. 

Новые варианты лучевой терапии — протонная и нейтронная терапия — позволяет очень точно облучать опухоли, не повреждая здоровые ткани, продолжил профессор. Все эти методы и технологии разрабатываются российскими учеными в Национальном медицинском центре радиологии.

Импортозамещение работает

Отдельная тема — препараты российского производства. Сейчас разрабатывается очень большое количество отечественных препаратов.

Часть из них — дженерики, аналоги западных лекарств, но с каждым годом российских оригинальных разработок становится все больше, некоторые из них уже запатентованы, рассказал профессор Алексеев.

В первую очередь, это таргетные препараты — лекарства, которые находят в опухолевой клетке мишень и избирательно повреждают именно опухолевые клетки.

Еще одно перспективное направление — иммунотерапия. Сегодня она вышла на новый уровень — разрабатывается совершенно новый класс препаратов, позволяющий активировать собственную иммунную систему больного, пояснил онколог: 

«Как известно, раковая опухоль умеет защищаться от иммунитета больного, выставляя своего рода защитный кордон. А эти препараты разрушают кордон. Они обладают избирательным и очень эффективным действием». 

Сразу на нескольких российских фармацевтических предприятиях проводятся разные стадии клинических исследований. Российские иммуноонкологические препараты пока не вошли в практику, пояснил профессор, но, по данным клинических исследований, показывают хорошую эффективность. 

«Хоть специалисты-онкологи не любят громких определений, могу сказать, что эти препараты имеют все шансы совершить то, что можно будет назвать в определенной степени революцией», — добавил Алексеев. 

То, что уже готовится к выходу в клиническую практику, — радиофармпрепараты. 

«Эти препараты совместно с физиками мы готовим к выходу в клиническую практику, — рассказал профессор Алексеев. — К примеру, йод-125, радиоактивный йод, так называемые «радиоактивные зерна» или «капсулы», которые мы применяем для брахитерапии — одного из методов лучевой терапии при лечении рака предстательной железы». 

До недавнего времени «зерна» были только импортные — бельгийские, американские, английские. 

«Но совместно с Физико-энергетическим институтом в Обнинске мы разработали отечественные «зерна», или «капсулы», которые сегодня широко применяются по всей стране, — пояснил собеседник ФАН. — Это позволило произвести импортозамещение и сильно удешевить метод». 

Это наше преимущество

Беспрецедентные суммы, которые планируется направить в онкологию, помогут, по мнению Алексеева, увеличить масштаб фундаментальных и прикладных исследований по изучению механизмов развития опухолей и воздействия на них.

Внедрить программы по раннему выявлению рака молочной железы, рака легкого — они требуют современной аппаратуры, точнейших лабораторных методов.

А кроме того, выделяемое финансирование позволит разрабатывать и выпускать российские препараты и технику, оснащать и строить новые онкоцентры, которые, по твердому убеждению онколога, должны быть не только в крупных городах, но и в регионах. 

«В СССР 70 лет назад создали уникальную онкологическую службу, систему онкодиспансеров, которой практически нигде в мире больше нет, — напомнил профессор. — Это наше преимущество: система позволяет вести и наблюдать больного от постановки диагноза до выздоровления». 

Если поднять методы диагностики и лечения на более высокий уровень, мы существенно снизим смертность от онкозаболеваний, резюмировал доктор медицинских наук Борис Алексеев. Нацпроект по здравоохранению — это наш реальный шанс снизить смертность от онкозаболеваний.

Источник: https://riafan.ru/1059739-professor-onkolog-nacproekt-po-zdravookhraneniyu-shans-na-proryv-v-lechenii-raka

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.