Эффективное лечение рака Новые технологии

2018-08-25T08:00+0300

2018-08-25T10:38+0300

https://ria.ru/20180825/1527183102.html

https://cdn22.img.ria.ru/images/152717/63/1527176314_0:279:5616:3464_1036x0_80_0_0_c77e0ac7c666da544a10ba88a5e6.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 25 авг — РИА Новости, Альфия Еникеева.

“Ученые обещают лечить рак одним уколом”, “Открыто новое лекарство от рака”, “Найдено универсальное средство от злокачественных новообразований” — подобные заголовки появляются в СМИ едва ли не каждую неделю.

Однако врачи полагаются на давно опробованные методы: хирургическое удаление опухоли, химио- и лучевую терапию. Практически все онкологические заболевания неизлечимы. РИА Новости разбирается, куда пропадают сенсационные разработки и когда наука победит рак.

Содержание

Небыстро, дорого

В июле прошлого года в журнале Science вышла статья, наделавшая много шума в научном мире: в результате испытаний нового противоракового препарата от онкологических заболеваний полностью вылечились два десятка человек. У всех были поражены разные органы — матка, желудок, простата, щитовидная железа.

Единственное, что объединяло пациентов, — их опухоли не отвечали на стандартное лечение из-за редких мутаций в геноме. После приема нового лекарства — моноклональных антител, помогающих иммунной системе атаковать болезнь, — 66 из 86 участников исследования почувствовали себя лучше. Их опухоли значительно уменьшились в размерах и стабилизировались, прекратив рост.

Восемнадцати пациентам повезло еще больше: рак покинул их навсегда.

И хотя тестирование проходило в урезанном виде, без обязательной в таких случаях контрольной группы, принимающей плацебо, уже через год FDA, главный регулятор лекарственных средств в США, рекомендовал его для лечения сразу нескольких видов рака у детей и взрослых. По мнению специалистов, скорость, с которой была дана рекомендация, — беспрецедентная, и государство могло пойти на такие уступки только в том случае, если разработка действительно оказалась прорывной.

На самом деле этой истории почти 11 лет, ведь пембролизумаб (так назывался новый препарат) Грегори Карвен, Ханс ван Эненнаам и Джон Дулос создали в 2007 году.

К испытаниям приступили только в 2013-м, а с 2018-го пациенты, страдающие агрессивными видами рака, не отвечающими на стандартную терапию, могли рассчитывать на лечение.

Конечно, это состоятельные люди: один курс стоит около 150 тысяч долларов.

Долгий путь из лаборатории к пациенту

“Это долгий и сложный путь: от идеи до пациента. Все перспективные молекулы сначала тестируются на животных, потом проходят исследования с участием 10-20 пациентов, затем их число растет, счет идет на тысячи.

На каждый следующий этап препарат переходит, только если продемонстрирует эффективность и безопасность на предыдущем. Это занимает годы, но защищает больных от неприятных последствий”, — рассказывает Марина Секачева, руководитель Центра персонализированной онкологии, профессор кафедры онкологии Первого МГМУ им. И. М.

Сеченова.

На каждом из этих этапов лекарство может быть выбраковано из-за нулевой эффективности или — еще хуже — негативного воздействия на организм пациентов. Например, в 2017 году во время клинических испытаний препарата CAR-T один из участников исследования умер.

Несмотря на доказанную несколькими месяцами ранее эффективность терапии при лечении множественной миеломы и лейкемии, эксперимент был немедленно прекращен.

Похожая история произошла и с инновационным методом лечения рака ROCKET.

В ходе клинических испытаний второй фазы проверяли эффективность и безопасность биопрепарата JCAR015, предназначенного для лечения рецидивирующего или устойчивого к терапии В-клеточного острого лимфобластного лейкоза.

В июле 2016 года тестирование приостановили на два месяца из-за смерти трех пациентов. Спустя год от исследований лекарства и вовсе отказались, так как еще двое участников исследования скончались по одной и той же причине — отек головного мозга.

Как заставить работать иммунитет

Технология CAR предусматривает введение пациенту его собственных генно-модифицированных Т-лимфоцитов. Таким способом к лечению подключают иммунитет больного. Иммунные клетки распознают опухоль и атакуют ее. Несмотря на первые отрицательные результаты, исследования в этом направлении одобрены в некоторых странах.

“Последние пять лет в онкологии — это триумф иммуноонкологических препаратов, которые делают опухоль доступной для собственной иммунной системы пациента.

И мы еще в процессе активного изучения этих лекарств: подбираем оптимальное сочетание, время назначения, последовательность; смотрим, как они влияют на хирургические результаты”, — уточняет Марина Секачева.

Каждый шестой умирает от рака

Несмотря на идущую уже четыре десятилетия войну с раком, эта болезнь уносит сегодня жизнь каждого шестого обитателя планеты.

По данным Всемирной организации здравоохранения, чаще всего люди погибают от рака легких (один миллион 690 тысяч смертей в год), печени (788 тысяч), толстой и прямой кишок (774 тысячи), желудка (754 тысячи) и молочной железы (571 тысяча).

Как отмечают специалисты, помимо физических канцерогенов (например, ультрафиолетового излучения) и вредных химических веществ (табак, асбест) риск заболевания повышают генетические особенности. В последние годы открыли гены, у носителей которых больше вероятность возникновения рака.

С другой стороны, злокачественная опухоль часто образуется у тех, кто когда-то перенес инфекции, вызываемые некоторыми вирусами, бактериями или паразитами. Четверть онкологических заболеваний в развивающихся странах вызваны гепатитом и вирусом папилломы человека.

Ежегодный экономический ущерб от рака, по некоторым оценкам, достигает триллиона долларов. На разработку препаратов из года в год тратятся миллиарды. Однако, несмотря на все усилия, говорить о том, что в ближайшем будущем рак будет побежден, не приходится.

“К сожалению, человечество изобрело пока не так много лекарственных препаратов, позволяющих добиться полного излечения от того или иного недуга — главным образом, это касается инфекций. В большинстве случаев нам удается лишь перевести заболевание из смертельного или мучительного в хроническое и без выраженных симптомов. Эта тенденция прослеживается и в онкологии. В редчайших случаях лекарственная противоопухолевая терапия приводит к полному излечению, но примеров, когда удается перевести рак в длительный вялотекущий процесс, все больше. Скажем, хронический лимфолейкоз, рак молочной или предстательной железы. Мы каждый день (без преувеличения) открываем молекулярные особенности злокачественных новообразований, и это позволяет нам найти новые пути их лечения”, — резюмирует онколог.

Источник: https://ria.ru/20180825/1527183102.html

Технологии, которые могут изменить диагностику и лечение рака | Rusbase

Эффективное лечение рака Новые технологии

Пару лет назад американские ученые опубликовали исследование, выводы которого, на первый взгляд, звучат как самоисполняющееся пророчество. Оказалось, что, основываясь на истории запросов интернет-пользователей в поисковиках, можно заранее определить, болеют ли эти люди раком, и если да, то каким именно.

Предсказание в духе Кассандры? Вовсе нет, просто исследователи выяснили, что раковые больные указывали в поисковике симптомы рака поджелудочной железы, включая пожелтение кожи, боли в животе и зуд, не подозревая еще о своей болезни.

Временной отрезок между такого рода поисковым запросом и поставленным диагнозом составлял до пяти месяцев: время, которое пациентам можно и нужно было бы потратить не на самодиагностику, а на своевременное лечение.

Упомянутое исследование – лишь один из примеров, которые свидетельствуют, что в онкологии зреет революция.

Помимо традиционных методов терапии, – или же, как иногда говорят российские онкологи, «золотого стандарта» в виде химиотерапии, лучевой терапии и хирургии, – врачи все чаще пробуют применять новые методы лечения онкологических заболеваний. В англоязычной литературе принято в связи с этим говорить о «новой волне» в лечении рака.

Ее отличительной чертой является персонализация лечения: современная онкология работает точечно, прицельно, стремится подобрать методы противодействия, подходящие именно для данного пациента с конкретным видом рака – будь то рак мозга, легких, желудка или лимфома.

Врачи стараются максимально снизить побочные эффекты от терапии для организма человека, принимают во внимание тот факт, что одних только основных видов рака сейчас насчитывается более 160.

Новые методы проникают во все сферы онкологии: в диагностику рака, его лечение, в обеспечение комфорта больных.

Диагностика заболеваний

Искусственный интеллект

В сфере диагностики онкологических заболеваний сейчас применяются различные решения, основанные на применении искусственного интеллекта (ИИ), обработки больших массивов данных (big data) и интернета вещей. Еще пять-шесть лет назад эти ИИ-методики можно было бы встретить только в каких-нибудь книгах и фильмах в жанре научной фантастики: сейчас же это уже тестируемые или уже используемые «ноу-хау».

Искусственный интеллект перспективен для диагностики рака по той причине, что рак является настолько многоликим и изменчивым заболеванием и проявляется в настолько разнообразных формах, что врачу – даже самому опытному специалисту – подчас не под силу распознать рак на ранних стадиях. У человеческой внимательности имеются естественные пределы.

На помощь приходит компьютер: так, ИИ-алгоритм Zebra, используемый радиологами как вспомогательная программа для десктопов, способен распознать рак груди с более высокой вероятностью (в 92% случаев), чем специалист, использующий ПО для автоматического обнаружения опухолей (82% точности). Речь идет о десятках тысяч жизней: по статистике Всемирной организации здравоохранения, рак груди – одно из самых распространенных онкологических заболеваний − станет причиной смерти 627 тысяч человек по итогам 2018 года.

Zebra

Похожая на алгоритм Zebra технология сейчас тестируется в области диагностики меланомы, одного из самых опасных онкологических заболеваний.

В мае этого года коллектив американских, немецких и французских ученых под руководством профессора Холгера Хэнсле из Гейдельберга объявил об успешных испытаниях разработки, основанной на механизме CNN (сверточной нейронной сети) – то есть на той же технологии, которая применяется, например, для распознавания компьютером человеческого лица.

Эта компьютерная программа, протестированная на 100 тысячах фотографий меланомы, смогла диагностировать рак кожи на 8% точнее, чем коллектив из 58 медиков: в 95 против 87% случаев.

Интернет вещей

Помимо программного обеспечения, в сфере диагностики рака перспективно использование различных гаджетов, работающих по принципу «интернета вещей».

Пока они еще не появились на рынке, но когда их продажи начнутся, такого рода приспособления, возможно, произведут на рынке диагностики рака настоящую революцию.

Главное их достоинство состоит в том, что они упрощают диагностику и снимают психологический барьер для человека: проверить свое здоровье можно самостоятельно, не посещая врача.

Особенно интересны несколько таких разработок.

  • Во-первых, это iTBra от CISCO: бюстгальтер, который диагностирует рак груди посредством измерения температуры тела в этой области. По словам разработчиков, бюстгальтер пригоден для ежедневного ношения, при этом для проведения достоверных измерений достаточно использовать его один день в месяц от 2 до 12 часов.
  • Во-вторых, это чип Owlstone, который диагностирует рак легких посредством дыхательной пробы: когда человек дует на этот прибор, гаджет анализирует состав летучих органических соединений на предмет отклонений от нормы, которые обычно появляются в случае заболевания.

  • Наконец, любопытна идея биомедицинской временной татуировки, которая распознает опухоль по уровню кальция в крови: над этой разработкой трудится сейчас коллектив ученых из Цюриха.

Важная оговорка: сами авторы этих инноваций подчеркивают, что альтернативой для регулярного очного осмотра у врача-онколога эти гаджеты пока что не являются: они должны выполнять именно вспомогательную роль. Но вполне возможно, что в будущем, по мере развития технологий, решения из сферы интернета вещей станут полноценной заменой личных визитов к врачу.

Лечение рака

Искусственный интеллект

Новые методы активно проникают не только в диагностику, но и в сферу непосредственного лечения рака.

Искусственный интеллект нашел свою нишу и в этом сегменте: стоит отметить, например, предназначенный для детей VR-тренажер Tommy, который помогает поддерживать маленьких пациентов в положительном эмоциональном состоянии, помогая тем самым обеспечить успех лечения, а также различные AI-системы, составляющие план терапии для пациентов.

Методы генной терапии

Но особенно интересны в плане практического использования методы генной терапии: так, с прошлого года онкологи успешно применяют несколько таких решений. Для лечения лейкемии и рака костного мозга у детей используется одна из разновидностей CAR T-клеточной терапии – метод Kymriah от компании Novartis.

Суть состоит в том, что для лечения пациентов используются их собственные иммунные Т-клетки: их извлекают из организма человека, замораживают, а затем добавляют в них в лабораторных условиях новый ген – химерный рецептор антигена (CAR).

После введения измененных иммунных клеток в организм пациента они приобретают охотничьи навыки: убивают лейкемические клетки, предотвращая их рост и очищая тем самым организм от рака.

Однако у этой действительно новаторской терапии есть два ограничения.

  1. Во-первых, она подходит для лечения лишь нескольких разновидностей рака, доля которых в общем массиве онкологических заболеваний не превышает нескольких процентов.
  2. Во-вторых, стоимость лечения сейчас запредельна: единовременный курс лечения стоит 475 тысяч долларов. В том же 2017 году на рынок вышла еще одна разновидность CAR T-клеточной терапии: Yescarta от Gilead Sciences для лечения нескольких разновидностей лимфомы у взрослых, по цене в 373 тысячи долларов за курс. Белые пятна у нее те же, что и у терапии Kymriah: стоит она дорого и подходит для лечения лишь нескольких видов рака.  

Надо учитывать, что выход этих технологий на рынок – лишь предвестник нового масштабного тренда: в одних только США в стадии клинических испытаний сейчас находится около 700 генных терапий, нацеленных на лечение как онкологических, так и других заболеваний.   

Что еще?

Наконец, существуют разработки, призванные помочь пациентам справиться с психологическими проблемами, связанными с онкологическими заболеваниями. В частности, шведский стартап Dignitana в прошлом году вывел на рынок устройство DigniCap.

Этот девайс, название которого можно перевести как «шапка достоинства» и который известен в России как «хладошлем», охлаждает череп пациента во время химиотерапии и препятствует тем самым выпадению волос.

Устройство DigniCap

Полностью избавить пациента от облысения прибор не может. Но в большинстве случаев благодаря применению этого устройства пациенты теряют менее половины волос после проведенной «химии» – и это уже большой шаг вперед.

Заслуживает внимания и бизнес-модель компании: в США и Великобритании основную часть стоимости прибора (тысяча долларов в месяц за единицу) оплачивает больница, пациент платит меньшую сумму, от $250 до $500 за курс.

Как отличить успешную новинку от фейков?

Как мы видим, «новая волна» методов лечения рака уже стала реальностью. Но именно поэтому особенно важно уметь отличать действительно успешные новинки от всякого рода «фейка»: маркетинговых панацей.

К сожалению, помимо сообщений о прорывных открытиях, в СМИ появляется и много новостей из серии «ученые из российского областного центра» (а также из Вайоминга, Сиднея, Неаполя, Кабула и так далее) победили рак».

Объясняются такие «дутые» сенсации, мне кажется, не столько погоней журналистов за интересными фактами, сколько тем, что разработчики пытаются придать максимум публичности любым более или менее перспективным разработкам, чтобы получить финансирование для своих проектов. В этой связи инвесторам и специалистам, интересующимся новыми методами онкологии, можно порекомендовать три «лакмусовые бумажки».

  1. Первый, пороговый признак: надо выяснить, проводились ли клинические испытания на людях, или речь пока идет о животных.
  2. Второй маркер: уточните, получила ли разработка одобрение со стороны американского FDA − Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов; если одобрения пока нет, то каковы шансы на его получение.
  3. Наконец, третий важный критерий: объем выборки проведенных клинических испытаний по пациентам. Чем она масштабнее, тем лучше. Вся эта информация общедоступна.

Перспективных онкологических технологий на рынке много: и, что важно, по мере снижения их себестоимости они будут развиваться и далее.

Источник: https://rb.ru/opinion/lechenie-raka/

Новые методы лечения рака и самые современные лекарства

Эффективное лечение рака Новые технологии

Организм человека состоит из множества клеток, работа их строго упорядочена, растут они только при травмах, после восстановления поврежденной ткани рост сразу прекращается. Раковые клетки ведут себя хаотично, рост их не прекращается, они поражают здоровые органы, образуя злокачественные опухали. Такая динамика роста «агрессоров» мешает понять их природу.

Борьба с инородными клетками лежит на иммунной системе, для нее они словно помечены маркером. Но клетки рака она не видит из-за их постоянной мутации. Новое в лечение рака обращено именно на этот фактор.

Долгие годы исследований врачами всего мира, позволили сделать вывод, что часть клеток рака не изменяется, задача Т-клетку иммунной системы «запрограммировать» на их уничтожение.

Новые методы лечения рака

Суть новой технологии заключается в том, что больному человеку назначается биопсия раковой опухоли. Выявляют не способные к мутации клетки и помечают их биомаркером.

Его собственным Т-клеткам, в лабораторных условиях меняют генетический код, нацеливая на уничтожение помеченных. «Охотники» возвращаются назад в свой организм и начинают убивать, не способные видоизменятся клетки.

На первый взгляд методика проста, но это технология будущего.

https://www.youtube.com/watch?v=sDsOpVps6i4

Исследования требуют немалых затрат, проводились испытания на людях, что дало положительный результат.

Применить на данный момент это лечение пока еще нельзя, не до конца изучены побочные явления, если они есть. Неподъемная цена для индивидуального больного.

Нестабильность поведения маркированных клеток, да и генетически измененные Т-клетки со временем неизвестно как поступят со своими собратьями в иммунной системе.

Успехи современной медицинской науки открывают новые методы лечения рака, постоянно усовершенствуя известные с помощью которых смогли победить многие формы болезни.

Таргетная терапия

Наряду с общеизвестными методами лечения, которые неплохо зарекомендовали себя (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия) в 2015-2016 году были введены новые, к ним относится таргетная терапия (целевая).

Это медикаментозное воздействие на молекулы рака, при котором они разрушаются и приостанавливают рост. Плюс целевой терапии в том, что она не разрушает здоровые клетки.

Препарат потоком крови разносится по всему организму, что дает возможность воздействовать на отдаленные участки с метастазами, но этим уменьшается концентрация в самом очаге.

Применяется лечение, как самостоятельно, так и в комплексе. В зависимости от типа злокачественной опухоли, применяют иммунотерапию. Суть ее заключается в воздействии на иммунную систему больного, для того чтобы включить ее в борьбу с клетками опухоли.

Больному вводится биологический препарат индивидуально подобранный именно для его случая, он в свою очередь воздействует на Т-клетки. В защиту иммунотерапии выступает количество людей, исцелившихся от недуга.

Против нее, как и все новое в медицине не до конца изучено и при применении биологических препаратов, возникают побочные явления (слабость, тошнота, рвота, повышение температуры).

Бор-нейтронозахватная терапия

К новейшим методам борьбы с онкологией относится бор-нейтронозахватная терапия (БНЗТ), действие ее работы направлено на избавление от опухоли шеи и головы, до настоящего момента эта форма рака считалась неизлечимой. Процедура похожа на лучевую терапию, но ее преимущество в том, что не наносится вред здоровым клеткам.

БНЗТ проводят в два этапа, больному вводится аминокислота и бор, для раковых клеток аминокислоты являются строительным материалов, поэтому они начинают интенсивно их поглощать. На втором этапе клетки облучают потоком нейтронов, входя во взаимодействие с бором, поступившим вместе с аминокислотой, происходит реакция похожая на микровзрыв, опухоль начинает разрушаться.

Рядом находящиеся здоровые клетки остаются невредимыми.

Лишь в нескольких клиниках всего мира, терапия прошла испытания и дала хорошие результаты. Трудность этой процедуры заключается в том, что для образования нейтронов нужен ядерный реактор, выступающий в роли генератора.

В России он только один в Институте ядерной физики (СО РАН) и работы по применению бор-нейтронозахватывающей терапии 2015-2016 году проводились.

В ближайшее время, при хорошем финансировании со стороны правительства, планируется построить ядерный реактор на базе Новосибирского государственного университета, но работать он сможет не раньше 2022 года.

Рентгенотерапия

Широко применяется в современной медицине для избавления от онкологических заболеваний рентгенотерапия. На ее основе Российские ученые разрабатывают метод получивший название микропучковое рентгеновское воздействие. Лучи направленные на пораженную область, задевают и здоровую клетку. При новом методе, они работают избирательно, нанося минимальный вред организму в целом.

Ученые используют так называемую сетку с ячейками по 0,1мм, которая рассекает поток лучей на множество «пучков» и они направлены только на больные клетки, минимально травмируя здоровые. Параллельно идет изучение по применению наночастиц оксида марганца. Это вещество, накапливается только в клетках раковых образований, разрушая ее изнутри.

Метод еще в стадии лабораторных испытаниях на клетках животных.

Еще одна экспериментальная разработка, на которую стоит обратить внимание, интраоперациооная лучевая терапия с помощью системы Xoft.

Проводится она во время операции и облучается непосредственно тот участок, который был поражен, во время работы хирурга очаг хорошо определяется визуально.

Этот метод, как и все предыдущие, направлен на то, чтобы как можно меньше травмировать здоровые клетки. Но является дорогостоящим.

Новые лекарства от рака

Лечение проблемы, как правило, начинается с выявления причин ее появления. Рак нельзя считать приговором. Выявленные признаки злокачественной опухали на начальной стадии, успешно лечатся.

Обязательные профилактические осмотры (например при устройстве на работу) выявляют признаки онкологии. Общие анализы крови и мочи изменятся, что дает повод специалисту выявить проблему.

Целенаправленный поиск, включает в себя анализ крови на онкомаркеры, цитологическая диагностика пораженных тканей, гистология анализа клетки. С помощью специального медицинского оборудования делается МРТ, рентген, эндоскопия, УЗИ. На основании этого назначается лечение. Лекарство для лечения онкологии входит в комплекс с методами по устранению болезни:

• «Бевацизумаб» блокирует развитие опухолей. Вводится внутривенно, по строго определенной для индивидуального случая схеме за период 2015-2016 год нашел широкое применение. Побочным явлением считается угнетение ростков кроветворения. Стоимость препарата от 7500 тысяч.

• «Кризотиниб» показан при раке легких, контролирует рост онкологических клеток. Побочные действия проявляются в виде тошноты нарушении зрения. Стоимость от 4500 евро.

• «Эрлотиниб» применяется для лечения рака поджелудочной железы. Побочные явления в виде сыпи и расстройстве ЖКТ. Цена от 30000 до70000.

• «Синестрол» применяется при лечении от рака яичников, матки, молочной железы, предстательной железы. Вводится внутримышечно, дозировку определяет врач. К побочным эффектам относится головная боль, маточное кровотечение, головокружение, тошнота, болевые ощущения в области сосков. Стоит препарат от 250рублей.

Пагубное воздействие на клетки рака оказывает витамин В17 (Амигдалин), в лечении применяются аминокислоты: L-Лизил, L-Пролин, L-Аргинин, N-Ацетил-цистин. В состав многих медикаментозных форм входят минералы, как селен, медь, марганец.

Как традиционные методы, так и новое в лечении рака, направлено на изучение и полное уничтожение заболевания, которое грозит уничтожением человечества как вида.

Источник: https://ProtivRaka.su/lechenie/novye-metody-lecheniya-raka.html

Лечение рака: все эффективные и современные методы, новые открытия в онкологии – Сайт о

Эффективное лечение рака Новые технологии

05.11.2019

Я уверен, что к 2025 году учёные онкологи разработают лечебные терапии для большинства, если не всех видов рака. Конечно, я несколько рискую, делая подобные заявления. Но в сфере исследования рака мы движемся к лучшим, более безопасным терапиям невероятно быстро, и я взволнованно предвкушаю будущие результаты.

Я убеждён, что нужно высоко ставить планку, исполнять и реализовывать, и не должно быть оправданий, если мы не выдержим продвижения в таком темпе. 2017 стал знаковым в ускорении лечения рака, новыe лекарства получили одобрение FDA.

В том числе были одобрены два вида терапий CAR T клетками – тип иммунотерапии рака, который использует собственные иммунные клетки пациента, запрограммированные на атаку и уничтожение раковых клеток. Все мы в Центре Исследований Рака Фреда Хатчинсона воодушевлены такими известиями.

Это успешная проверка, того, над чем мы и наши коллеги по всему миру работали в течение десятилетий. Что ещё важнее, это означает терапию, потенциально способную спасти жизнь некоторым раковым пациентам с исторически ограниченными вариантами лечения.

Между прочим, ключевая фраза в этом предложении – некоторые пациенты.

Клеточные иммунотерапии Kymriah и Yescarta были одобрены для лечения типа прогрессивного педиатрического лейкоза и агрессивной неходжкинской лимфомы соответственно.

И мы знаем, что, хотя эти две терапии и являются большим шагом вперёд по сравнению с ранее доступными методами лечения, однако не все пациенты реагируют на них. И из тех, кто реагирует, некоторые испытывают серьёзные побочные эффекты.

А ведь остаётся ещё гораздо больше пациентов и видов рака, которые нужно лечить, и лечить безопасно. Иммунотерапия обещает заняться этими прочими видами рака, но одного этого подхода недостаточно для полного успеха.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов. Исследователи нашего центра тестируют раковые терапии завтрашнего дня в лаборатории и в ходе клинических исследований.

В прошлом году мы увидели замечательные научные достижения наших лабораторий, которые намекают на то, что нас ждёт в будущем. Начиная с 2018 года, мы с коллегами внимательно следим за несколькими перспективными направлениями исследований и лечения рака – и, конечно же, делаем всё возможное, чтобы способствовать скорейшему их развитию.

Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год.

Иммунотерапия нового поколения

Недавнее известие о приобретении компанией Celgene компании Juno Therapeutics является хорошим примером того, как развивается отрасль иммунотерапии. Наука, стоящая за иммунотерапией Juno, восходит к десятилетиям доклинических исследований в Центре Фреда Хатчинсона, где наши учёные обнаружили, что отдельные типы иммунных клеток обладают мощной и устойчивой противоопухолевой активностью.

С целью сделать иммунотерапию рака более безопасной мы очень тщательно изучаем некоторые серьёзные побочные эффекты и инфекции, возможные после лечения CAR T клетками. Понимание и борьба со специфической токсичностью, связанной с CAR T терапией будет ключом к тому, чтобы успешно реализовать этот метод для большего числа пациентов.

По мере того, как мы продолжаем совершенствовать наши текущие подходы к иммунотерапии, мы также проверяем нашу клеточную иммунотерапию в новых клинических испытаниях и на иных типах рака, чтобы применить эту мощную технологию к большему числу нуждающихся пациентов.

Наше внимание было сосредоточено на различных формах рака крови, хотя недавно мы запустили исследование, которое включает пациентов с раком лёгких и тройным отрицательным раком молочной железы, а также другое исследование для пациентов с меланомой.

В 2018 году мы расширим поле нашего внимания, включив в него ещё многие виды опухолей, в том числе яичников, лёгких, головы и шеи, рака желудка, множественной миеломы и многие иные типы рака крови. На данный момент у нас идут 12 клинических испытаний клеточной иммунотерапии, и ещё 21 испытание должно скоро начаться.

Мы работаем с 11 промышленными партнёрами в области иммунотерапии, от глобальных производителей, таких как Eli Lilly and Company, до биотехнологических компаний, таких как Minerva Biotechnologies, и, конечно же, наших партнёров, иммунотерапевтических стартапов, Juno Therapeutics и Adaptive Biotechnologies.

По мере расширения наших испытаний и в целях удовлетворения потребностей пациентов, наш специализированный центр выращивания клеток производит в среднем от 200 до 600 миллионов клеток в день.

По мере развития иммунотерапии, расширение её ранних успехов с лейкемий на опухоли будет самым сложным, и при этом самым важным делом. Исследователи центра Фреда Хатчинсона продвигаются вперёд, применяя иммунотерапию к опухолям, таким как рак молочной железы и лёгких.

Одни из самых волнующих событий – несколько недавних достижений касающихся редкой опухоли, известной как клеточная карцинома Меркеля, исследования, которые привели к первому одобрению FDA иммунотерапии для этого рака, а также показали многообещающие намёки на мощь комбинированной иммунотерапии.

Исследования этой редкой опухоли закладывают основу будущих достижений в лечении иных, более распространённых раков, которыми мы также займёмся в новых клинических испытаниях.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов.

Могут ли облачные вычисления вылечить рак?

Облачные вычисления намного расширили пути и средства изучения рака. От научного сотрудничества в реальном времени между странами и континентами до управления данными любого масштаба, облачные технологии поддержат ключевые усилия, такие как точная онкология, расширенная визуализация данных и другие передовые исследования, которые приблизят нас к излечению рака.

Поскольку мы продолжаем находить новые связи между генами и типами опухолей, точные онкологические подходы к лечению рака станут более важными и потребуют как минимум терабайт или больше данных на одного пациента – достаточно, чтобы заполнить память восьми новейших смартфонов.

В прошлом году исследование в центе Фреда Хатчинсона привело к запуску нового клинического испытания высокоточного лекарственного подхода против рака предстательной железы и выявило определённые генетические изменения, которые могут вдохнуть новую жизнь в старый лейкозный препарат.

В декабре вместе с нашими партнёрами из UW Medicine мы основали Институт Точной Медицины Brotman Baty, и очень рады, что приняли в нём участие. Как я уже отмечал во время открытия, этот институт является ещё одним примером новой роли Сиэтла как центра по лечению рака.

Как Национальный Институт Рака, так и Национальные Институты Здоровья недавно инициировали проекты по сбору данных, объединяющие экспертов по работе с данными, облачных технологов и экспертов в области биоинформатики, чтобы стимулировать совместные усилия по использованию облачных и информационных инструментов в крупномасштабных проектах.

Мы ожидаем, что эти усилия продолжат набирать силу в 2018 году, и мы в центре Фреда Хатчинсона работаем с лучшими облачными провайдерами в нескольких проектах с интенсивным использованием данных, которые используют машинное обучение и облачные вычисления для ускорения исследований и улучшения результатов на пациентах.

Например, мы используем методы глубокого обучения для анализа магнитно-резонансных изображений, которые идентифицируют маркеры рака молочной железы. Мы также используем искусственный интеллект для улучшения результатов у пациентов, которые получают химиотерапию, и создаём платформу следующего поколения для участия пациентов, переживших трансплантацию стволовых клеток крови.

Следите за достижениями в этих и иных областях, как мы используем облачные технологии в лечении рака.

Недавним захватывающим событием стало объявление о партнёрстве между Adaptive Biotechnologies и Microsoft, которое сосредоточится на использовании искусственного интеллекта для анализа последовательностей рецепторов Т-клеток у пациентов со спектром заболеваний, включая рак, задействующих иммунную систему. Т-клетки являются глазами нашей иммунной системы.

Но нам нужен искусственный интеллект для обеспечения виртуальной реальности, позволяющей нам через секвенирование рецепторов Т-клеток видеть то, что они видят, и разрабатывать диагностику и персонализированную терапию основываясь на этом видении. Поэтому ответ на вопрос «может ли облако помочь вылечить рак» – «да», – и здесь в Сиэтле мы можем использовать связь между биологическими науками и облачными технологиями лучше чем где-либо ещё.

Инфекционные заболевания – связи тянутся к раку и далее

Каждый пятый рак во всем мире может быть связан с инфекционными заболеваниями.

Мы в центре Фреда Хатчинсона давно поняли сложные связи между инфекцией и раком; в прошлом году мы запустили интегрированный исследовательский центр, посвящённый изучению этих связей с целью предотвращения многих видов рака, являющихся тяжёлым бременем для человечества. Мы также рассматриваем новые партнёрства в государственном и частном секторах для дальнейших изысканий в сфере пересечения инфекционных заболеваний и рака.

Что касается профилактики ВИЧ, последние два года были знаменательными для основанной на базе центра Фреда Хатчинсона Сети Испытаний ВИЧ Вакцин – HIV Vaccine Trials Network, которая начала четыре беспрецедентных по эффективности испытания профилактики ВИЧ в 2016 и 2017 годах. Исследования по тестированию новых вакцин и других способов профилактики ВИЧ-инфекции соберут вместе 12 200 добровольцев по всему миру. Мы все с нетерпением ожидаем окончательных результатов исследования в 2020 и 2021 годах.

Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год. Я жду общения с вами в следующем году и приглашаю вас поделиться своими мыслями. С уважением,

Гари Джиллиланд, MD, PhD, президент и директор Fred Hutchinson Cancer Research Center

Перевод выполнил Ник Сестрин, группа SENS Volunteers

Источник:

Современное лечение рака

Обратите внимание

Новые технологии приходят в Россию. 

Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях препаратов на основе Т-клеток (LAK-терапия). Терапия проводится в различных научно-исследовательских онкологических центрах, в зависимости от вида опухоли.

Отзыв о методе министра здравоохранения РФ Скворцовой В.И.

Источник: https://zlatgb174.ru/dobrokachestvennye/lechenie-raka-vse-effektivnye-i-sovremennye-metody-novye-otkrytiya-v-onkologii.html

Новые методы лечения рака

Эффективное лечение рака Новые технологии

По данным Минздрава РФ, только в 2018 году в мире было зарегистрировано около 18 миллионов новых случаев рака и других злокачественных новообразований. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утверждает, что с онкологическими заболеваниями сталкивается каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина.

Новые методы лечения рака позволяют помочь пациентам, которые ранее могли рассчитывать только на паллиативную помощь.

Люди, далекие от медицины и сами врачи связывают терапию онкологических заболеваний с массивными, калечащими операциями, изнуряющей химиотерапией, которая переносится тяжелее, чем сами симптомы болезни, долгим восстановлением и постоянным страхом, что болезнь вернется.

Критерием эффективности лечения рака считают так называемую пятилетнюю выживаемость. Этот отрезок времени отмеряют от момента обнаружения онкологического процесса. Он связан с тем, что в данные сроки возникает наибольшее число рецидивов опухоли. ВОЗ отмечает, что ранняя диагностика и успешное лечение в последние годы «подарили» до 5 лет жизни почти 44 миллионам пациентов.

Как развивается рак

Клетки организма размножаются делением и начинают умирать после 50-52 циклов. Процесс естественной гибели называется апоптоз. Зараженные вирусом, мутирующие клетки выставляют на своих оболочках специальные маркеры. Их распознает и немедленно уничтожает иммунная система. Соседние клетки утилизируют продукты распада.

В организме человека ежедневно возникает угроза появления и воспроизведения «неправильных» клеток. Заболевание возникает только при нарушениях со стороны иммунитета или внутриклеточных механизмов регуляции.

Бесконтрольное размножение приводит к тому, что клетки не успевают созревать, утрачивают свои свойства. Они распространяются в окружающие ткани или мигрируют с кровью, лимфой, образуя метастазы. Канцерогенез – процесс перерождения обычных клеток в атипичные.

Как работает традиционное лечение

Стандартные современные методы лечения рака направлены на уничтожение опухоли различными способами:

  • оперативное вмешательство;
  • введение химиопрепаратов;
  • лучевая или радиотерапия
  • иммунотерапия

При хирургическом лечении врач удаляет массив атипичных клеток. К недостаткам метода относят невозможность убедиться на месте, что рак удален в полном объеме, и сложность проведения операции в труднодоступных местах.

Во время химиотерапии пациент получает лекарства, которые нарушают жизнедеятельность, тормозят размножение клеток опухоли или стимулируют их апоптоз. Препараты воздействуют и на здоровые ткани организма, что ухудшает переносимость лечения. У ряда пациентов рак может и не реагировать на стандартные средства.

Радиотерапия борьба с опухолью различными видами излучения. Она повреждает ДНК быстро делящихся клеток, приводя к их гибели. Недостаток метода заключается в невозможности прицельного воздействия только на патологический очаг.

Чтобы стандартное лечение помогло пациенту, необходимо стечение обстоятельств:

  • небольшой размер и хорошая доступность первичной опухоли,
  • низкая злокачественность и хороший ответ на препараты,
  • хорошая переносимость курса терапии.

А как же быть тем, чья история борьбы с раком осложнена отягчающими обстоятельствами? В области онкологии новости лечения связаны с преодолением стандартных проблем терапии:

  • нечувствительность рака к препаратам или облучению;
  • невозможность воздействия только на клетки опухоли;
  • большой объем образования и риск непереносимости терапии;
  • риск оставить рак на месте после операции.

Если иммунитет «растерялся»

В крови человека есть клетки, выполняющие защитную функцию. Это T и B-лимфоциты.

Они помогают расправляться как с инфекционными агентами, так и с аномальными образованиями: обнаруживают, передают информацию о «преступниках», ликвидируют угрозу и сохраняют в памяти сведения о контакте.

На оболочках клеток организма находятся рецепторы, которые сигнализируют иммунитету, все ли с ними в порядке. Зараженные вирусами или атипичные образования подлежат уничтожению.

Маркировка опасных раковых клеток

Если иммунная система пропускает начало опухолевого процесса, болезнь прогрессирует. Раковые клетки действуют хитростью, маскируя свои рецепторы специальными белками.

Микробиологи изобрели так называемые моноклональные антитела. Это белковые молекулы, имеющие сродство только к определенным рецепторам. Антитела связываются с раковыми клетками, не только делая их видимыми для иммунной системы, но активируя их уничтожение.

Моноклональные антитела созданы для молекул, отвечающих за развитие разных заболеваний. Этот принцип лег в основу таргетной (прицельной) терапии.

Например, препарат Ритуксимаб эффективен при лечении B-клеточных лимфом, Цетуксимаб для борьбы с раком толстой и прямой кишки, опухолями головы и шеи.

Бевацизумаб применяют при опухоли молочной железы, толстого кишечника, головного мозга и немелкоклеточном раке легких.

Эти медикаменты доступны и в России. Первое время их производством занимались только иностранные компании. Пациенты с нечувствительностью к стандартной химиотерапии могли опасаться, что препарат не придет вовремя или будет стоить дороже. С 2012 года российская компания Biocad производит биоаналоги: Гертикад, Авегра, Ацеллбия.

CAR-T – найти и уничтожить

Генная терапия помогает организму бороться с опухолью посредством модифированных T-лимфоцитов. Их готовят индивидуально. Из крови пациента выделяют нужные клетки, а в структуру ДНК встраивают рецептор, состоящий из нескольких частей.

Его внеклеточная часть на оболочке распознает раковые клетки. Внутриклеточная область активизирует другие звенья иммунитета. За счет этого происходит уничтожение опухоли. «Отработавшие» лимфоциты не погибают, а продолжают поиски новых клеток.

Универсальный рецептор на поверхности позволяет настраивать иммунитет против разных опухолевых антигенов. T-клетки легко проникают внутрь раковой опухоли. Так CAR-T позволяет уничтожать самые мелкие метастазы в головном и спинном мозге, снижая риск рецидива. Генную терапию считают более эффективной по сравнению с моноклональными антителами.

Достижения иммунной терапии

Среди последних новостей в онкологии – официальное разрешение американской федерации FDA на применение CAR-T в борьбе с B-клеточными лимфомами. Препарат Yescarta – лишь второе такое средство за всю историю генной терапии.

Ученые доказали, что применение моноклональных антител в комплексе с CAR-T – один из самых эффективных методов лечения рака у пациентов с плохой переносимостью и резистентностью к традиционной химиотерапии. Так у пациентки с 4 стадией карциномы молочной железы уменьшился в объеме первичный очаг и его метастазы.

В 2018 году Нобелевская премия за метод лечения рака была присуждена двум ученым Джеймсу Эллисону (США).

Их исследования продолжались более 20 лет и привели к открытию белка PD-1 и рецепторов CD152 на лимфоцитах, мешающих иммунитету находить и уничтожать раковые клетки. Затем ученые синтезировали препараты, которые решают эту проблему.

В перспективе средства позволят увеличить выживаемость при опухолях различной локализации, в том числе при наличии метастазов.

Эти новые методы лечения рака доступны и в России. Среди зарегистрированных зарубежных препаратов: Китруда, Ервой, Тецентрик.

Диагностика и лечение с помощью света

Отделение злокачественной опухоли от здоровой ткани представляет определенные сложности. Травмы новообразования при операции и сохранение в организме «забытых» клеток может стимулировать рост и метастазирование опухоли.

Так в 2017 году хорошей новостью в лечении рака стало открытие профессора Хайинь Лю из Мичиганского технологического университета. Химик обнаружил антитела, которые при введении в организм прикрепляются только к раковым клеткам и заставляют их светиться в инфракрасном диапазоне.

Очаги опухоли хорошо заметны на фоне здоровых тканей, имеющих зеленоватое или синеватое свечение. Этот метод стали применять для ревизии операционного поля и окружающих лимфоузлов во время операции.

Фотодинамическая терапия основана на использовании светочувствительных веществ (фотосенсибилизаторов) и лазерной установки. Их молекулы поглощают кванты света, уничтожая раковые клетки и разрушая сосуды, питающие опухоль. Невозможность прицельного воздействия лазера позволяла применять его только для видимых кожных опухолей.

Однако изобретение ученых в московском университете НИТУ «МИСиС» позволило преодолеть это ограничение. Они соединили молекулу фотосенсибилизатора с контрастным агентом.

Так в конце 2018 года был получен инструмент, помогающий использовать фототерапию для рака другой локализации.

Новое в лечении онкологии в 2019 году – это возможность отслеживать границы опухоли и концентрацию фото-лекарства в пораженном органе с помощью МРТ.

Нижегородские ученые синтезировали флуоресцентный белок, который позволяет обнаруживать клетки опухолей. В 2012 году они получили патент на воспроизведение пептида, уничтожающего рак шейки матки в поле лазера.

Прицельное воздействие на опухоль

Радиотерапия сопряжена с риском получения массивного облучения. Во время лечения повреждаются не только раковые, но и здоровые клетки.

К самым сложным локализациям опухоли относят голову и шею ввиду опасности повреждения головного мозга и крупных сосудов. Поражение зрения, слуха неизбежно снижает качество жизни пациента.

Кроме того, до ряда опухолей нельзя добраться хирургическим путем.

Уничтожить такой рак помогает стереотаксическая гамма-терапии (или гамма-нож). Лучевые диагносты определяют точную локализацию и размеры образования, после чего в патологический очаг направляют до 200 лучей из разных точек. Единственная процедура занимает несколько часов и дает результат, сопоставимый с 30 сеансами облучения.

Гамма-нож – неинвазивная хирургическая процедура, которая позволяет пациентам возвращаться домой в день ее проведения. В 2019 году в России действует 6 установок, позволяющих помочь 3 тысячам пациентов в год. Новости онкологии в этой области обнадеживают онкобольных перспективами открытия 20 таких центров в стране.

В 2018 году сотрудники филиала «НМИЦ радиологии» Минздрава в г. Обнинске сконструировали портативные нейтронные генераторы на базе гамма-излучателей.

Нейтронное излучение в онкологии применяется более 40 лет.

Однако необходимость строить для оборудования отдельные здания и возможность пролечить не более 10 человек в день существенно ограничивали применение генератора. Компактные приборы решают эту проблему.

Снизить повреждение окружающих тканей возможно благодаря замене рентгеновского излучения на протонное. Оно лучше концентрируется в очаге. В 2018 году немецкие ученые из Центра им. Гельмгольца Дрезден-Россендорф успешно соединили протонную терапию с МРТ-сканером.

Ранее визуализацию опухолей выполняли с помощью компьютерной томографии, на которой хорошо отображаются только неподвижные костные образования.

Среди новостей в лучевом лечении рака в 2019 году – создание прибора, позволяющего ввести протонное облучение в клиническую практику.

Экспериментальное лечение рака

Внедрение новых методик терапии возможно благодаря клиническим исследованиям. В ходе экспериментального лечения используются методы, эффективность и безопасность которых полностью не изучена. Онкологи проводят набор пациентов с определенным заболеванием. Они полностью обследуют кандидатов и отсеивают тех, кто не подходит по состоянию здоровья.

Лица, прошедшие скрининг, получают бесплатную экспериментальную терапию. К ней относят:

  • генное лечение;
  • локальное замораживание тканей;
  • точечный нагрев тканей;
  • применение бактерий-анаэробов;
  • вакцины против рака;
  • лечение лазером;
  • нанотехнологии.

Участие в клинических исследованиях дает шанс выйти в ремиссию пациентам, которым не помогают стандартные схемы лечения.

Можно ли считать, что экспериментальная терапия позволяет победить рак? Исследователи рассказывают о протоколах с ошеломляющими результатами. Так при испытании препарата Китруда в 2013 году около 76% участников почувствовали облегчение, а полностью излечилось от рака около 20%. Так препарат был включен в схемы лечения различных агрессивных опухолей.

При обнаружении немедленных или отсроченных негативных последствий протоколы закрывают, а средства или методы не допускают до рутинной практики.

С 2018 года работает сервис, позволяющий онкологам России искать больницы, в которых проводят экспериментальную терапию, и направлять туда пациентов. Он создан непосредственно Агентством клинических исследований и Российским онкологическим обществом RUSSCO.

Последние новости в онкологии: что ожидать в 2019 году?

Ученые разных стран объединяются в интересах пациентов. Так 19 февраля 2019 года на базе филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России состоялся первый семинар по регенеративной медицине.

Отрасль находится на стыке биологии, инженерии и лечебной деятельности.

Регенеративная медицина помогает восстанавливать поврежденные, удаленные ткани за счет стволовых клеток пациентов, трансплантации или имплантации биоматериалов.

Специалисты в области клинической иммунологии, радиологии, регенеративных технологий из России принимали японских коллег. Трансляция семинара позволила коллегам из 38 регионов получить актуальную информацию о применении новых дендритно-клеточных вакцин от рака, культивировании стволовых клеток с помощью роботов, инженерных методиках.

Кроме того, среди новостей онкологии 2019 года в России – успешное внедрение органосохраняющих операций при раке легких и эндоскопическое удаление новообразования желудка и толстого кишечника.

К сожалению, онкологи до сих пор не располагают «волшебной таблеткой» от всех видов опухолей. Рак остается заболеванием с высокой летальностью. Однако современные изобретения в этой области помогают подарить жизнь и здоровье все большему числу пациентов.

Источник: http://profilaktica.ru/profilaktika-zabolevaniy/onkologiya/novye-metody-lecheniya-raka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.