Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Содержание

«Ужасающая фотография и номер личной карты»: как соцсети отличают мошеннические сборы средств от реальных

Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Регулярно появляются новости о мошеннических сборах в социальных сетях на псевдоблаготворительные цели.

Например, после пожара в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» мошенники предлагали семьям погибших вложить денежные компенсации «в прибыльное дело под большие проценты».

В 2017 году житель Ростовской области разместил объявление о сборе средств на лечение тяжелобольного ребенка — прежде чем мошенничество раскрылось, общая сумма сбора превысила 500 тысяч рублей.

«Такие дела» ранее писали о том, что благотворительные фонды все чаще сталкиваются с киберпреступниками, которые подделывают сайты фондов или собирают деньги на спасение несуществующих людей. Мы решили спросить представителей социальных сетей «ВКонтакте» и «» о том, как сейчас обстоят дела с мошенническими сборами, как отличить такие сборы от реальных и как соцсети борются с мошенниками.

Степан Андреев/ТАСС

Как распознать мошенников

Координатор проекта «Все вместе против мошенников» Людмила Геранина рассказала, что чаще всего мошеннические сборы ведутся в помощь детям и на личную карту.

«Каждый день в социальных сетях мы видим перепосты [сообщений] “Спасите Васю, ваша чашка кофе спасет его жизнь”, — говорит Геранина.

 — Общая картинка на всех этих публикациях — ужасающая фотография, мельчайшие подробности того, как будет человек умирать, если помощь не будет ему оказана.

И чаще всего [указан] номер личной карты, потом Qiwi-кошелек, потом “Яндекс.деньги” и пополняемый номер мобильного телефона».

По словам Гераниной, достаточно проверить указанные данные через поисковый запрос в интернете, чтобы понять, что к реальному сбору средств это имеет мало отношения, либо финансовая помощь с большой долей вероятности в данном случае может не понадобиться.

«У [мошенников в] каждой соцсети есть свои отличительные черты. В “Одноклассниках” это фото, на котором написан номер карты, во “ВКонтакте” такое встречается реже, в чаще встречаются просто трагические посты о помощи», — рассказала Геранина.

Руководитель направления «Благотворительность» во «ВКонтакте» Екатерина Кочнева рассказала, что администрация соцсети разделяет недобросовестные сборы на мошеннические и неправомерные — то есть не соответствующие правилам сайта.

«К первым можно отнести копирование групп благотворительных организаций и подмену реквизитов, копирование реальных историй с подменой реквизитов, аналогичные ситуации в помощи животным, а также вымышленные истории, спекулирующие на чувствах людей», — рассказала она.

Неправомерными считаются сборы, основанные на реальных ситуациях, но организаторы которых не предоставили администрации соцсети необходимые документы и финансовые отчеты.

«В случае нехватки документов мы просим приостановить сбор до момента их появления, — говорит Кочнева.

 — А в случае неудовлетворительной финансовой отчетности — растраты, скрытия поступлений — нам приходится блокировать сообщества, нарушившие правила».

Руководитель направления добавила, что в целом всех мошенников удается блокировать практически сразу.

Представитель пресс-службы «Одноклассников» Сергей Томилов сообщил, что администрация соцсети завела специальный регламент для всего контента, связанного с благотворительностью.

«Администраторы сообществ должны указывать в своих профилях настоящие имена и фамилии, достоверные данные по банковским реквизитам для сбора средств. В ином случае доступ к группе может быть ограничен», — рассказал Томилов.

Как бороться с мошенническими сборами

Во «ВКонтакте» борьба с мошенниками в сфере благотворительности, по словам Екатерины Кочневой, осуществляется силами службы поддержки, а также волонтеров, которые находят «черные» сборы и подают на них жалобы для дальнейшей проверки и блокировки, если факт мошенничества подтверждается. «Основным инструментом для регулирования благотворительных сборов и исключения мошенничества являются наши правила, — отметила Кочнева. — Их полное соблюдение позволяет отличить честный сбор средств в 95% случаев».

Сложными для обнаружения являются ситуации, когда подделываются все документы от паспорта до медицинских выписок, но это происходит крайне редко, и их все равно выводят на чистую воду, заявила Кочнева.

 Чаще всего мошенничество сводится к более незамысловатым схемам и поэтому быстро разоблачается, добавляет эксперт, а существенная часть мошенников легко определяется с первого взгляда по характерному почерку и низкому качеству подаваемого материала.

Как сообщил Сергей Томилов, команда модерации «Одноклассников» регулярно отслеживает появление новых групп, собирающих пожертвования, и проверяет их на соответствие регламенту. «Автоматические алгоритмы модерации помогают избежать массового распространения публикаций от пользователей, не соблюдающих правила по сбору средств в соцсети», — подчеркнул Томилов.

Людмила Геранина заявила, что механизм жалоб на подобные сборы, как правило, бесполезен, поскольку количество подобного контента уже давно «переросло все разумные пределы». По ее мнению, лучше всех в данной сфере действует «ВКонтакте».

«У них действительно могут быстро заблокировать страницу и реквизиты, и выявить мошенника проще всего. Самая большая сложность, наверное, в .

Их целевую аудиторию можно назвать более продвинутой, там чаще помогают через организации, поэтому в данной соцсети так популярна платная реклама подобных сборов.

Они не всегда собирают на личные карты, но вот отчетов на сайте так и не появляется, а подробности и фото все те же, что и при частных сборах», — сообщила Людмила Геранина.

В проекте «Все вместе против мошенников» отмечают положительную динамику перехода от помощи частным лицам к проверенным фондам.

«Мы продолжаем рассказывать, как с помощью коллег по сектору, так и с помощью различных СМИ о том, почему не надо жертвовать частным лицам, почему мошенникам помогать вообще плохо — история “мне не важно, это всего лишь 100 рублей, а вдруг они спасут жизнь” все равно сохраняется.  Мы очень надеемся, что нам пойдет навстречу администрация сети “”, как это уже сделали “ВКонтакте”, и мы вместе сможем придумать тот механизм, который будет защищать неравнодушных людей от действий тех, кто наживается на их милосердии», — заключила Людмила Геранина.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/06/19/sbory-na-kartu/

Фонд Хабенского рассказал, как вычислить мошенников при сборе денег на лечение детей

Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Деньги на лечение детей сегодня в России собирают в электричках и подземных переходах, на концертах и спектаклях, в СМИ и на интернет-ресурсах.

Обыватели теряются среди десятков просьб о помощи, каждая из которых, как правило, связана со спасением жизни ребенка.

А благотворительные организации с многолетней историей сетуют, что поступления от неравнодушных жертвователей в последнее время сокращаются. 

При этом, по словам медиков и самих благотворителей, многомиллионные суммы «необходимых» средств на лечение детей от рака в клиниках Германии или Израиля бывают оправданы примерно в 1% (!) случаев. Во всех остальных ситуациях ребенка успешно лечат в России по полису ОМС.

Увы, наличие нечистых на руку общественников, зарабатывающих на готовности людей спасти жизнь ребенку, сегодня уже ни для кого, кроме самих жертвователей, не является новостью. 

Федеральное агентство новостей пообщалось с благотворительными организациями и медиками и выяснило, как избежать спонсирования мошенников и оказывать помощь тем, кому она действительно нужна.

Борьба со лже-Хабенскими

Член Совета по стратегическому развитию здравоохранения при правительстве РФ Евгения Майорова возглавляет совет Челябинского движения помощи онкобольным детям «Искорка», образованного сообществом родителями заболевших детей еще 18 лет назад. По ее словам, количество всевозможных благотворителей и собирающих деньги волонтеров в последнее время растет в геометрической прогрессии. 

«Организаций стало намного больше, и это мешает в работе, потому что людям сложно разобраться, кому можно верить», — рассказала ФАН Евгения Майорова. 

В Благотворительном фонде Константина Хабенского также констатируют, что противодействие мошенникам давно стало частью работы организации. 

«Мошенничество так или иначе присутствует в любой сфере нашей жизни, поэтому странно думать, что в благотворительности его почему-то не будет», — рассказала ФАН директор фонда Алена Мешкова

Известный российский актер театра и кино Константин Хабенский основал фонд помощи детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями мозга в апреле 2008 года. С тех пор в Интернете периодически появляются, создавая путаницу, кибердвойники Хабенского-благотворителя.

«Нам повезло: бороться с фейковыми страницами основателя нашего фонда и другими угрозами нам помогают сотрудники Group IB (компания-резидент Фонда Сколково, специализирующаяся на расследовании киберпреступлений. — Прим. ФАН)», — поделилась Алена Мешкова.

Как отличить мошенника

Однако, по словам представителей фонда, чтобы выявить мошенников, жертвователям совсем не обязательно привлекать профессиональных специалистов — достаточно потратить несколько минут на сбор информации. 

«Если говорить о мошенничестве в Интернете, то расставаться со своими средствами стоит только тогда, когда вы уверены, что перед вами — настоящая страница действующего благотворительного фонда. У которого на сайте есть отчеты, актуальные новости, который знают другие благотворители и который точно возник не вчера», — пояснила директор Фонда Хабенского.

Общественники советуют не принимать спонтанных решений о перечислений денег в адрес благотворительной организации, несмотря на то, что истории тяжелобольных детей чаще всего вызывают желание помочь как можно скорее.

«Главный способ не нарваться на мошенников — это помогать осознанно, а не эмоционально. Ведь именно на это и рассчитывают мошенники: на ваши сильные сиюминутные эмоции и вечную нехватку времени», — отметила собеседница ФАН. 

Кроме того, по словам Алены Мешковой, порядочность благотворительной организации можно проверить по ее наличию на определенных площадках. 

«Мы всегда советуем помогать проверенным благотворительным организациям — например, тем, которые есть на платформах «Такие дела» или Dobro.Mail.ru», — добавила Мешкова. 

Особые вопросы вызывают уличные сборщики денег, курсирующие с коробками по пригородным поездам или встречающие горожан в наиболее проходимых местах. 

«Проверенные фонды никогда не собирают наличные средства в общественных местах вроде метро, электричек или бульваров. Например, наших волонтеров со специальными ящиками в руках можно встретить только на спектаклях и концертах, куда нас приглашают сами артисты», — обозначила Алена Мешкова позицию Фонда Хабенского.

Отказ от уличного сбора денег закреплен и в одной из деклараций, которую к этому моменту подписали около 290 некоммерческих организаций России, занимающихся благотворительностью.

Еще в 2017 году общественники объединились в Ассоциацию «Все вместе», противостоящую мошенникам: помимо декларации, на их сайте размещены «рискометр» для проверки благотворительной организации и сервис подачи заявления о подозрительном сборе денег.

Обман может стоить жизни

Общественники и медики отмечают, что не связанные с реальными детьми и их родителями мошенники — это еще полбеды. В таких случаях цена обмана измеряется только несколькими сотнями или тысячами рублей, попавшими в карман нарушителей. Куда хуже, когда и фотография, и история ребенка вполне реальны и он действительно нуждается в медицинской помощи — но лишен ее. 

«Очень часто мы сталкиваемся с тем, что организация, куда попадают оказавшиеся в сложной ситуации родители, уговаривает их собирать деньги на лечение за рубежом. И они теряют время, пока не наберется нужной суммы, чтобы вывезти ребенка в клинику», — рассказывает руководитель движения «Искорка Фонд» Евгения Майорова. 

По словам общественницы, в своей практике она сталкивалась и с трагическими историями взаимодействия с сомнительными фондами. 

«Семья, вместо того чтобы поехать в федеральную клинику по бесплатной квоте, собирала деньги на лечение в Израиле. В итоге они там оказались, но так получилось, что их никуда не приняли, и они вынуждены были вернуться», — привела пример представительница челябинского общественного движения. 

По словам Евгении Майоровой, в России «потерявшихся» обладателей квоты на бесплатное лечение в итоге приняли, несмотря на несоблюдение сроков поступления. 

«Они сделали ребенку пересадку костного мозга, но он, к сожалению, ее уже не выдержал, потому что был в тяжелом состоянии. Когда ребенку уже очень плохо, имеет значение каждый потерянный день», — пояснила собеседница ФАН. 

Директор НИИ детской онкологии и гематологии в Национальном медицинском исследовательского центре онкологии им. Н.Н. Блохина Светлана Варфоломеева в интервью ФАН рассказала о необходимости медицинского наблюдения за тяжелобольным ребенком, даже если у родителей есть сомнения в успешности лечения у отечественных специалистов. 

«Я всегда спрашиваю, где находится ребенок. Мне отвечают: дома. Но он не может быть дома — может случиться любая трагедия», — заявила медик. 

Светлана Варфоломеева добавила, что в большинстве случаев выступает за то, чтобы ребенок с доказанным тяжелым заболеванием находился под присмотром профессиональных врачей, даже если семья в этот момент пытается собрать миллионы на его лечение в иностранном медучреждении. 

«Давайте мы ребенка госпитализируем, обследуем, начнем лечить, и в это время родители уже смогут задать своему врачу все интересующие вопросы.

В частности, о том, насколько эффективна технология, которая используется в данной клинике, и существует ли разница с данными международных больших групп.

Диалог с врачом всегда должен быть открытым, ничего в этом сложного нет», — добавила Варфоломеева. 

Первоклассные эксперты 

Ранее глава НИИ детской онкологии и гематологии в подробном интервью ФАН о лечении детей от рака в России рассказала о том, что в 99% случаев детям даже в тяжелых случаях можно помочь в России.

https://www.youtube.com/watch?v=P479NAs2P2E

Точно такие же цифры назвали корреспонденту ФАН и в Благотворительном фонде Константина Хабенского.

«Наши подопечные, дети с опухолями мозга, в 99% процентах случаев проходят лечение в России.

Здесь есть врачи-профессионалы, которые по-настоящему любят свое дело, следят за всеми изменениями в сфере нейроонкологии, посещают зарубежные медицинские конференции (в этом мы их поддерживаем) и являются первоклассными экспертами, способными обеспечивать лечение детей на том же уровне, что и в развитых странах», — отметили в фонде.

Среди причин массовых сборов на лечение детей в зарубежных медицинских центрах специалисты называют как особенности менталитета родителей, так и желание недобросовестных благотворительных организаций заработать на чужой беде. 

Согласно федеральному закону № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», некоммерческие организации этого профиля имеют право тратить на собственные нужды до 20% от собранных средств.

Учитывая, что в заявках на лечение в зарубежных клиниках фигурируют многомиллионные суммы, возможность содействовать родителям в организации такого лечения может привлекать недобросовестных активистов, которые стремятся убедить семью везти ребенка на лечение в Израиль или Германию. 

Между тем, даже медицинскую помощь за рубежом можно получить, обратившись в соответствующее ведомство в России. 

«У нас есть комиссия Минздрава по отбору для лечения за рубежом — туда тоже можно обратиться, и в ряде случаев мы обращаемся в эту комиссию. Когда-то нас поддерживают, когда-то нет, но если не поддерживают, то всегда предлагают альтернативу, которой можно воспользоваться в России», — пояснила руководитель НИИ детской онкологии и гематологии. 

По словам общественных активистов, зачастую родителям просто не хватает достоверной информации, чтобы принять правильное решение и не навредить собственному ребенку. 

«Важно, чтобы были профессиональные организации, которые могли бы родителям объяснять: если у папы с мамой есть деньги, они могут ехать за рубеж — это их право. Но важно, чтобы родители понимали, на что они могут там рассчитывать, есть ли разница между лечением в России и за рубежом и может ли семья себе это позволить», — подытожила Евгения Майорова.

Источник: https://riafan.ru/1201967-fond-khabenskogo-rasskazal-kak-vychislit-moshennikov-pri-sbore-deneg-na-lechenie-detei

«Про него в соцсетях написано, идет сбор денег». Как мама больного ребенка узнала о мошенническом сборе на лечение

Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Юристы благотворительного фонда «ПРАВМИР» выиграли суд против мошенницы, открывшей сбор средств на свою личную карту с использованием чужих персональных данных.

– Я с детства мечтала выйти в люди и помогать больным детям. Случайно наткнулась на вашу информацию… Ну, вот, моя тупая голова подумала и решила. Клянусь, хотела сама собрать сумму, чтобы отослать вашему ребенку, – Людмила (по просьбе героев материала все имена изменены – прим. ред.

) в сотый раз перечитывает сообщение незнакомой 18-летней девушки из города Дно, переданное ей уже после того, как началось судебное разбирательство, и старается понять, как все это могло произойти.

Что это – глупость или мошенничество? В любом случае для нее это волнения, бессонные ночи, слезы и десятки писем с просьбой разобраться, помочь.

У сына Людмилы Егора тяжелое генетическое заболевание – муковисцидоз. Одно из частых осложнений болезни – синегнойная инфекция, вызывающая опасные гнойно-воспалительные процессы в организме.

Егор подхватил синегнойную палочку, антибиотики не помогали, и врачи назначили мальчику дорогостоящий препарат «Калестин».

Получить его по ОМС Людмиле не удалось, и она обратилась в один из благотворительных фондов.

– Я была в шоке. Мне и так морально и физически тяжело из-за диагноза сына, приходится судиться с Министерством здравоохранения, чтобы нас своевременно обеспечили необходимыми препаратами, а тут еще это. Я не понимала, что происходит.

Лекарство нам прислали, фонд я поблагодарила. Карта Сбербанка, на которую в соцсетях собирали деньги якобы для моего сына, точно не моя. Кто-то решил использовать нашу историю в своих целях. У меня началась паника. Я не могла уснуть. Интернет же такая вещь.

Один поделился – ушло на миллион, – вспоминает Людмила.

Она пыталась остановить распространение информации в интернете, как могла. Написала администраторам соцсетей и всем, у кого видела на страничке историю и фотографии Егора.

Объясняла, что она – мама мальчика и о сборе на личную карту ничего не знает. Это обман. Попыталась самостоятельно связаться с владельцем карты, отправив на нее рубль и сопроводительное сообщение. Ответа не последовало.

Все, что ей удалось узнать, – имя и отчество держателя карты.

В возбуждении уголовного дела отказали

Людмила решила на этом не останавливаться и выяснить все до конца. Сделала запрос в Сбербанк, подала заявление в полицию. Обещали разобраться. Вскоре владелицу карты установили. Оказалось, это молодая девушка из города Дно.

Людмила разыскала ее в соцсетях, отправила сообщение. Хотела понять, зачем та собирает деньги на лечение Егора без ее материнского согласия. Ответа не получила, но была заблокирована.

Полиция выяснила, что значительные средства на банковскую карту девушки в последнее время не поступали, поэтому возбуждать дело не стали.

– Если бы на личную карту, которую указала под своим постом девушка, поступило более 10 000 рублей, ее действия были бы квалифицированы как мошенничество и можно было бы завести уголовное дело.

Но поскольку не было собрано даже минимальной суммы, полиция отказала в возбуждении уголовного дела. Здесь обычные гражданско-правовые отношения – использование и распространение персональных данных другого человека.

Причем в данном случае речь идет о данных несовершеннолетнего ребенка-инвалида, – комментирует юрист БФ «Правмир» Ольга Грицай.

Прокуратура направила Людмиле отказ в возбуждении уголовного дела с пометкой, что можно обратиться в суд по факту незаконного использования и распространения в социальных сетях чужих персональных данных и требовать возмещения морального вреда.

– Я человек не скандальный, но я решила отстаивать свои права. Не дам в обиду ни себя, ни своих детей. У меня, кроме Егора, есть еще младшая дочь. Она не больна муковисцидозом. Но нам с Егором досталось очень сильно. Сейчас ему 13 лет, он учится в школе на «отлично», однако болезнь неизлечимая. Это борьба каждый день.

И таких, как он, девочек и мальчиков с разными диагнозами очень много. Любой может оказаться на нашем месте. И много мошенников, которые пытаются воспользоваться ситуацией. Стопроцентной защиты от них нет. Нужно пресекать неправомерное использование персональных данных в каждом конкретном случае, – говорит Людмила.

Она обратилась к юристам фонда «Правмир».

Центр правовой помощи социально незащищенным группам граждан в решении социальных и медицинских проблем работает с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Что делать, если вы стали жертвой мошенников 

Юрист Ольга Грицай помогла грамотно составить иск в суд, объяснила порядок и детали судебного процесса, провела инструктаж, как правильно представить себя в суде. И суд вынес решение в пользу Людмилы. Компенсацию морального вреда, причиненного несовершеннолетнему Егору, он оценил в 30 тысяч рублей. Девушка из города Дно ни на одно из судебных заседаний не приехала.

Ольга Грицай

– Я считаю, что Людмила вовремя начала действовать и поэтому добилась справедливости. Вполне возможно, у осужденной нет никакого дохода, и денег прямо сейчас Людмила от нее не получит. Но у нас была другая цель – не материальная. Мы хотели привлечь девушку к ответственности. Она должна понимать, к чему приводит нарушение закона и что за это придется отвечать.

Мы продолжаем курировать дело Людмилы – уже составлено заявление о выдаче исполнительного листа. С ним можно будет обратиться к судебным приставам для возбуждения производства. После этого будет составлено заявление о принудительных мерах.

Дальше предстоит работа с судебными приставами, которые обязаны получить сведения об имуществе и доходах осужденной и применить меры принудительного характера, – объясняет Ольга Грицай.

Юристы «Правмира» считают, что в данном случае речь идет именно о мошенничестве, поскольку если бы девушка просто хотела помочь потерпевшей собрать деньги на лекарство для сына, она бы не стала указывать свою личную карту в посте.

«Куда бы она переводила эту помощь, если с родителями не знакома, а фонд уже закрыл сбор? – комментирует Ольга Грицай. – Она скопировала историю и фотографии с сайта фонда и разместила у себя на страничке в соцсети.

Когда Людмила пыталась с ней связаться, заблокировала ее, не пошла на контакт. Здесь явно была корыстная цель».

Чтобы защититься от мошенников, при размещении сбора денежных средств на сайте благотворительного фонда или в соцсетях рекомендуется нанести на фото и документы благополучателя логотип фонда или водяные знаки. Если вы стали жертвой мошенников и ваши персональные данные используются без вашего согласия, алгоритм действий такой: 

 1. Сделайте скриншоты и сохраните IP-адреса страниц, на которых размещены ваши персональные данные.

2. Переведите минимальную сумму на указанную мошенниками карту, чтобы зафиксировать возможность перевода денежных средств и узнать, на кого оформлена карта.

3. Подайте заявление в полицию о мошенничестве, описав ситуацию и приложив всю собранную информацию.

4. Подайте иск в суд о взыскании моральной компенсации за использование персональных данных без вашего согласия.

К сожалению, встречаются и недобросовестные фонды.

– У меня был случай, когда мужчина из Дагестана обратился в организацию, назвавшуюся благотворительным фондом, чтобы собрать деньги на операцию трехмесячному ребенку.

Сотрудники фонда сняли про семью сюжет, разместили его в соцсетях, открыли сбор. Деньги собрали за один день и пропали. У папы ребенка не осталось никаких доказательств, что фонд собирал для него средства.

Даже переписки с фондом не было, – рассказывает Ольга Грицай.

 — Проверить, что фонд, в который вы решили обратиться, зарегистрирован Министерством юстиции.

— Благотворительный фонд – подотчетная организация. Он не ведет сборы на личные карты, так как не сможет корректно отчитаться об использовании этих средств.

— Всю переписку с фондом необходимо сохранять. 

— У вас на руках должны остаться документы, подтверждающие, что вы подали заявку в этот фонд, подписали разрешение на обработку ваших персональных данных и что фонд одобрил ваше обращение и обязуется оказать помощь вам или вашим близким.

– Юридическую службу в фонде «Правмир» мы открыли еще в конце 2017 года, а в сентябре 2018-го запустили первую в России бесплатную Горячую линию юридической поддержки для всех регионов РФ. Юристы фонда помогают в решении социальных и медицинских проблем.

В 2019 году мы выиграли грант от Фонда президентских грантов, чтобы как можно больше нуждающихся смогли получить помощь квалифицированных юристов, специализирующихся на работе с социальными и медицинскими кейсами.

К нам часто обращаются граждане, находящиеся в данный момент на лечении, а также лежачие больные, которым нужна консультация «здесь и сейчас».

Каждый обратившийся в «Центр правовой помощи» получает полноценную консультацию: подробные рекомендации о том, какая помощь полагается за счет средств бюджета и как ее получить.

Юристы по запросу составляют необходимые заявления и жалобы.

Часто одного телефонного звонка юриста в медучреждение достаточно, чтобы решить проблему, в которой давно не было никакого прогресса, – рассказывает Ольга Грицай.

Источник: https://www.pravmir.ru/pro-nego-v-sotssetyah-napisano-idet-sbor-deneg-kak-mama-bolnogo-rebenka-uznala-o-moshennicheskom-sbore-na-lechenie/

Не отдавай свои деньги мошенникам: три правила благотворительности в соцсетях

Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Как и «благотворители», которые ходят по улицам Екатеринбурга с прозрачными коробками, мошенники из соцсетей, готовые на любые подлости ради того, чтобы получить от вас деньги, воспользовавшись вашей добротой, берут чужие фото детей, которым действительно нужна помощь, сдабривают слезливыми ми и размещают их в своих группах, приписывая при этом свои реквизиты. 66.RU разобрался, как отличить мошенников от людей, которым стоит помогать.

Работайте с фондами

Руководитель нижнетагильского благотворительного фонда «Живи, малыш» Егор Бычков отмечает, что среднестатистический человек во многих случаях не сможет отличить настоящую историю от фальшивки.

— В соцсетях в свободном доступе есть и фотографии, и документы, и слезливые истории больных детей — всё это легко скопировать, поставив для сбора свои электронные кошельки.

Мы часто сталкиваемся с тем, когда, например, мошенники берут данные детей из наших сообществ, даже с нашими логотипами на фото, делают название как у нас и оформляют группу, как мы, но ставят левые реквизиты.

Практически ежемесячно мы при помощи службы поддержки «ВКонтакте» такие группы блокируем.

Универсальное средство не попасться на удочку мошенников — помогать только через проверенные фонды, говорит Бычков.

«ВКонтакте» досконально проверяет такие организации, запрашивает учредительные документы, отчеты о поступлениях и расходах, проверяет фонды по базе Минюста и верифицирует тех, кто успешно прошел проверку.

У таких фондов рядом с названием появляется специальный значок (галочка), и они заносятся на специальную карту благотворительных фондов ВК. Такие галочки есть у всех известных фондов — и у «Подари жизнь», и у «Живи, малыш».

Помощник мэра Екатеринбурга Степан Чиганцев также уверен, что главный способ не попасться на удочку мошенников — работать с известными фондами. Он отмечает, что в России, к сожалению, не развита культура благотворительности и нет структуры пожертвований, чтобы люди точно знали, кому можно и нужно отправлять деньги.

— Благотворительность должна быть профессиональной, а деньги тратиться максимально эффективно.

Люди доверяют картинкам, но надо смотреть на то, как работают фонды: предоставляют ли они отчетность в Минюст (эту информацию можно посмотреть на официальном сайте Министерства юстиции); выставлена ли на их сайте контактная информация, есть ли в их попечительском совете какие-то известные люди, которые могут поручиться за фонд; обозначена ли конкретная сумма к сбору и чем она обоснована; отражается ли, сколько уже собрано.

Проверяйте родителей

Конечно, некоторые родители больных детей, которые действительно нуждаются в материальной помощи, самостоятельно ведут группы в соцсетях и собирают деньги, даже если работают с фондами: по их словам, часто фонды переполнены просьбами, даже на очередь встать трудно, а потому ничего не остается, кроме как собирать деньги самостоятельно. Бычков признает: благотворительные организации не могут взять на себя обязательства оплачивать лечение конкретного ребенка на протяжении 10 лет, значит, подобные площадки мамам и папам нужны.

Однако этим как раз пользуются мошенники: прикидываясь родителями больных детей, они собирают деньги, не предоставляя никаких документов (или показывая чужие) и не отчитываясь о том, куда тратят полученные средства.

Мама ребенка с инвалидностью Татьяна Каминская, руководитель инклюзивного клуба волонтеров «Искорка добра», ведет активную деятельность в соцсетях, не только собирая средства для своей дочери Ксении, но и помогая другим детям. В разговоре с журналистом 66.

RU она рассказала, как однажды столкнулась с тем, что мошенники создали клон ее группы. «Я написала в службу поддержки «ВКонтакте» письмо, они проверили ту группу, мою группу — и клон заблокировали», — рассказала Татьяна.

По ее словам, есть несколько пунктов, на которые надо обращать внимание, когда хочешь кому-то помочь в соцсетях.

— В первую очередь нужно посмотреть документы: свидетельство о рождении ребенка, паспорт одного из родителей, справку МСЭ (справка медико-социальной экспертизы об инвалидности, — прим. ред.), выписки из истории болезни, счет на лечение, если есть — билеты на дорогу. Все документы и фото обязательно должны быть промаркированы ссылками на группу: так мошенники не смогут их своровать.

Так, например, выглядит отчет о расходовании средств: Татьяна собирала деньги на коляску для дочери Ксении и по итогам выложила чек о приобретении коляски. Он промаркирован ссылкой на группу Ксюши, где велся сбор.

Татьяна отмечает, что нужно обязательно смотреть, делаются ли отчеты о получении денежных средств со скриншотами «Сбербанк-онлайн» или другими счетами, на которые идут сборы. Когда сбор закрыт, надо проследить за отчетами о тратах средств.

Кроме этого, всегда можно написать родителям и организаторам сборов, попросить все документы, пообщаться.

Мошенники не очень любят разговаривать и что-то объяснять, им нужно быстро и без объяснений получить деньги.

Обязательно в группах должны быть новости о ребенке с фотографиями, видео, может быть, какие-то сюжеты, ссылки на сайты, на которых есть информация о нем. В мошеннических группах информации всегда мало.

Татьяна говорит, что сейчас ей не приходится доказывать кому-то, что она не мошенница, потому что ей помогают только те люди, которые видят, как они с дочерью живут и что делают: женщина обо всем подробно рассказывает в соцсетях. Хотя в самом начале создания группы помощи, признается Татьяна, было не только недоверие, но и угрозы, даже писали всякие гадости: «Зачем лечить убогого ребенка, ее надо убить!»

«Таких писем было довольно много, ревела, хотела все бросить, но потом брала себя в руки и просто не отвечала на такие нападки», — рассказывает она.

— Меня саму регулярно одолевают мошенники: просят дату перевыпуска карты и код на обратной стороне. Объясняют это тем, что перевод будет из-за границы и там нужны такие данные. Это все неправда, потому что эта информация является конфиденциальной.

Еще просят коды, которые приходят мне на телефон, якобы чтобы подтвердить операцию, но эти коды подтверждают только то, что с твоей карты и номера телефона сейчас уйдет какая-то сумма.

На почту приходят письма якобы от благотворительных фондов с желанием помочь, но начинаешь сравнивать имейл, с которого пришло письмо, с тем, что выложен на сайте фонда, — и они не сходятся.

Требуйте обоснование сбора денег

Степан Чиганцев и Егор Бычков отмечают еще одну деталь: зачастую те, кто собирает деньги в соцсетях, руководствуются только тем, что не хотят лечить детей в России.

Начитавшись форумов, родители приходят к выводу, что местные доктора их ребенку не помогут, а потому надо срочно лететь в Израиль или Германию, хотя в том же Екатеринбурге аналогичные операции могут провести не менее качественно и бесплатно.

Но они начинают сбор денег на лечение детей за границей, даже не связываясь с зарубежными клиниками и не имея направлений от российских врачей.

— Лечить ребенка в лучших клиниках мира — право родителей.

Но что если ребенок получает всю необходимую и возможную помощь здесь бесплатно, а сбор мотивирован только переживаниями родителей, основанными на слухах и наблюдениях? Это моя личная позиция.

Когда я отдаю кому-то деньги, я хочу быть твердо уверен, что они будут израсходованы максимально эффективно, а не на чьи-то прихоти, хоть и с благими намерениями.

По этой же причине Бычков не помогает тем, кто не сотрудничает с его фондом «Живи, малыш», но просит его опубликовать в группе или на личной странице «ВКонтакте» призыв помочь им.

— Во-первых, я их не знаю, и у меня нет никаких оснований им доверять. Во-вторых, у меня нет никаких подтверждений того, что для лечения им действительно нужно 100500 миллионов и что лечиться им обязательно нужно в Америке (Израиле, Германии, Испании).

Зачастую родители не утруждают себя выбиванием государственных квот на лечение, не пытаются попасть в федеральные медицинские центры, а ограничиваются чтением форумов в интернетах.

Посидев там пять минут, они сразу же делают вывод: «В России плохо лечат, на форумах пишут, что нужно лечиться в Израиле». В 99 случаев из 100 у родителей нет ни заключений Минздрава, что в России лечение невозможно, ни хотя бы рекомендаций врачей о необходимости зарубежного лечения.

Знаю случаи, когда люди собирают миллионы на заграницу, хотя такие операции (достаточно простые) делают в России за три копейки.

Бычков говорит, что не пытается доказать, что в России всё лечится и лечится хорошо, но оплачивать чьи-то прихоти у него нет никакого желания. «В-третьих, — говорит он.

— Я не смогу получить от них отчет о собранных средствах: в своих группах в соцсетях они могут написать всё что угодно.

Также я не смогу получить отчет от клиники, которая лечила их ребенка: у нее попросту нет обязанности передо мной отчитываться».

Если вы видите в соцсетях «марафоны» сбора денег — когда конкретную сумму (чаще всего в валюте) собирают к конкретной дате, тоже не стоит сразу бежать перечислять деньги: если их проводит проверенный фонд, то можно, а если не фонд — нет и не может быть 100% уверенности, что это правда.

— Может, там и ребенок настоящий, и помощь ему нужна, но остается непонятным вопрос ценообразования, вопрос выбора клиники или методов лечения. Фонды деньгами не разбрасываются и думают о том, как помочь большему количеству детей. Если идет речь о лечении за рубежом за большие деньги — фонд будет ориентироваться только на мнение экспертов, но никогда — на желание родителей.

Бычков резюмирует: помогать надо только через проверенные фонды, в противном случае вы принимаете на себя определенные риски.

личные страницы Татьяны Каминской, Степана Чиганцева и Егора Бычкова в социальной сети

Источник: https://66.ru/news/society/196062/

Новый способ обогащения у мошенников – сбор денег на помощь больным детям..

Сбор денег на лечение детей — как распознать мошенничество?

Мир несправедлив. Несправедлив до такой степени, что даже маленькие дети уже страдают очень тяжелыми заболеваниями. Смотреть на их мучения невыносимо. И родители стараются сделать все возможное, чтобы вылечить или хотя бы облегчить их страдания.

Однако, увы, несмотря на то, что медицина бесплатна, все же некоторые операции выходят в очень крупные суммы, которые не по карману семье. А иногда бывает, что заболевание бывает таким редким, что в стране нет медиков, специализирующихся в данной области, и лечить ребенка приходится за границей.

А счета там за лечение выливаются в пяти-, а то и шестизначные суммы в долларовом эквиваленте.

Для простой семьи это неподъемная сумма. Вот и приходиться бросать зов о помощи, по крупицам собирая необходимую сумму. Но в то время, пока несчастные родители пытаются найти деньги на лечение своего ребенка, другие пытаются воспользоваться их ситуацией и собрать деньги в свой карман, прикрываясь больной крохой!

Подайте на лечение или мошенники выходят на тропу легкой добычи денег

Родители пытаются задействовать всевозможные способы по привлечению неравнодушных граждан для помощи своему ребенку. И их можно понять, ведь от приложенных ими усилий зависит жизнь и здоровье их малыша.

Идет публикация в СМИ, помогают волонтеры, идет подача информации через официальные каналы, такие как сайты, специально созданные для сбора помощи тяжелобольным детям, сообщения в транспорте или же рекламные объявления на телеканалах.

Мошенники же решили пойти более простым способом по сбору денег, который их делает практически незамеченными для правоохранительных органов. Да и деньги, полученные таким образом, сложнее отследить.

Мошенники выходят в людные места, где часами стоят с табличками с зовом о помощи. Сложно пройти мимо, когда вам рассказывают историю о несчастном малыше, который мучается и страдает от тяжелого заболевания. Вот люди и подают попрошайке, которая прикидывается несчастной матерью, идущей на все для своего ребенка. И часто подают весьма немалые деньги!

Понравилось ?! Подпишитесь на наш канал!

Хотя если присмотреться, то многие из таких попрошаек стоят с каменным, безучастным лицом, на котором нет следов ни перенесенного горя, ни слез, ни опухших глаз. Но стоит подойти, и вас слезно будут просить о помощи, сбивчиво рассказывая о болезни и взывая к вашему доброму сердцу. Проявите слишком сильное внимание, вам даже предоставят фотографию ребенка и скрины документов о пройденных анализах и предписаниях врачей. Очень многих убеждают именно эти факторы, и они щедро отсыпают купюры в руки просящего.

Но не стоит так легко вестись на предоставленные документы. Ведь вы видите не оригиналы, а лишь отпечатанные копии. «Нести на улицу оригиналы, где их легко потерять, слишком рискованно» — скажете вы. И будете правы. Но здесь причина кроется совсем в другом.

Ведь нет ничего проще, чем взять эти документы с сайта, на котором родители просят о помощи своему ребенку, и распечатать их. Ведь для того, чтобы официальный ресурс опубликовал такой зов о помощи, необходимо предоставить документы, подтверждающие, что ребенок действительно болен.

Эти документы висят на сайте в свободном доступе, откуда их может взять любой желающий. Этим-то и пользуются вот такие попрошайки.

Как распознать мошенника

Не надо сразу доверчиво лезть в кошелек и доставать все его содержимое, надеясь помочь. Ваши деньги пойдут обманщика.

Стоит проявить чуть больше внимания к женщине, умоляющей помочь ее ребенку, и вы убедитесь, что она имеет очень слабое отношение к больному малышу, и уж точно не является ее матерью.

А ведь именно родителями мошенники представляются чаще всего, чтобы вызвать максимальное доверие у людей и представить ситуацию максимально правдоподобно. Но уличить их во лжи проще простого.

Да, информацию о болезни, имя ребенка, и сопутствующую информацию они выучили назубок. Даже до такой степени, что порой история, рассказанная ими, звучит слишком наигранно. Однако помимо тех данных о ребенке, что они взяли на сайте, куда ее выложили родители малыша, мошенники не могут больше сказать ничего путного.

Попробуйте спросить в какой больнице наблюдается кроха, кто его лечащий врач, каких специалистов посещали, где делали обследования, и вы увидите растерянный взгляд и услышите сбивчивую речь, из которой практически ничего не понятно.

«Мать» ребенка путается в показаниях, не может толково ответить на самые простые вопросы, зло глядит на вас и мечтает, чтобы вы убрались как можно дальше. Вы все еще сомневаетесь, что перед вами мошенница?

Неприятные казусы

Практически все попрошайки, которые выходят на улицу с просьбами о помощи в лечении ребенка, являются мошенниками. Они используют чужое горе, чтобы нажиться. Они нагло воруют фото малыша, копируют документы с историей болезни.

И прикрываясь больным малышом и официальными сборами денег, которые проводят родители больного, они собирают деньги. Но с тех пожертвований, которые им дают небезучастные люди, они и копейки не выделят для помощи ребенка.

Все деньги осядут в их карман.

Иногда доходит до невероятно глупых моментов. Нередко мошенники используют одну и ту же историю о больном ребенке по несколько лет, лишь меняя свои локации.

Но стоит залезть на официальный сайт, и можно узнать, что сбор денег давно приостановлен, так как требуемая сумма давно собрана.

Или же и вовсе используют историю о ребенке, которого спасти не удалось… Необходимость в финансовой помощи давно отпала, но тем не менее по городу можно встретить людей, которые все продолжают собирать средства на лечение этих детей.

Если вы хотите помочь больному ребенку, то зайдите на сайт, изучите историю болезни и перечислите деньги по любому из указанных реквизитов. Поступив таким образом, вы можете быть уверенны, что деньги действительно дойдут до адресата и пойдут на благое дело.

Источник: https://loxotrona.net/novy-j-sposob-obogashheniya-u-moshennikov-sbor-deneg-na-pomoshh-bol-ny-m-detyam/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.